Судебная практика о защите чести, достоинства и деловой репутации. О защите чести, достоинства и деловой репутации

Защита чести, достоинства и деловой репутации по ГК РФ, судебная практика

❗ Порочащие сведения и ответственность за их распространение

Распространение порочащих сведений посягает на честь, достоинство и деловую репутацию гражданина или юридического лица, поэтому потерпевший по закону вправе обратиться за защитой. Честь, достоинство и деловая репутация считаются нематериальными социальными благами, и законодательство запрещает посягательство на них, что регламентировано . Кроме того, каждый гражданин имеет право на защиту чести и своего доброго имени, что прямо указано в .

К наиболее часто встречающимся примерам порочащих сведений относятся:

  • обвинения в клевете;
  • обвинения в незаконном получении денежных средств;
  • обвинения в профессиональной недобросовестности и т. д.

При этом для защиты чести, достоинства и деловой репутации важен факт распространения порочащих сведений. Например, если гражданина в частном разговоре с глазу на глаз обвинили в чем-то, что можно счесть порочащей информацией, предъявить обвинение он не сможет, поскольку факта распространения нет.

Распространять информацию, порочащую честь, достоинство и деловую репутацию, можно разными способами:

  • через публичные высказывания или выступления;
  • через публикацию в СМИ
  • через радио- и телетрансляции;
  • через публикацию в сети интернет и т. д.

Порочащие сведения будут считаться таковыми, если не будет установлен факт об их достоверности.

Ответственность за распространение

Ответственность за нарушение чести и достоинства предполагают одновременно Гражданский и Уголовный кодексы РФ, а также Кодекс об административных правонарушениях РФ.

Ответственность по и предполагает взыскание компенсации морального вреда или опровержение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

Также в некоторых случаях можно привлечь к ответственности за оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица по . При этом административную ответственность могут нести как граждане, так и должностные лица, и юрлица.

К уголовной ответственности можно привлечь в рамках , которая предусматривает наказание за клевету, то есть распространение заведомо ложной информации, подрывающей честь, достоинство другого лица или же порочит его репутацию.

Комментарий к ст. 152 ГК РФ

1. Комментируемая статья посвящена способам защиты таких нематериальных благ, как честь, достоинство и деловая репутация. В связи с важностью рассмотренных в комментируемой статье вопросов было принято специальное Постановление Пленума Верховного Суда РФ, анализ которого будет дан ниже.

Законодатель не раскрывает содержание понятий “честь”, “достоинство”, “деловая репутация”, не выработана их устойчивая характеристика и в судебной практике.

Обычно под честью понимается положительная оценка личности обществом, а под достоинством – положительная самооценка.

Репутация – это устоявшееся мнение о ком-либо. Деловая репутация – это мнение о профессиональных качествах кого либо.

Как правильно отмечено, в отличие от физического лица, репутация юридического лица всегда является деловой, поскольку юридическое лицо создается с заранее определенной целью для участия именно в деловых отношениях и, следовательно, любые его качества неизбежно являются деловыми .

В соответствии со статьей 23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. Статьей 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации. Однако согласно абзацу 4 преамбулы к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц” “предусмотренное статьями 23 и 46 Конституции Российской Федерации право каждого на защиту своей чести и доброго имени, а также установленное статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации право каждого на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от распространенных не соответствующих действительности порочащих сведений является необходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев злоупотребления этими правами”.

Как следует из п. 4 указанного Постановления, “гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, а юридическое лицо – сведений, порочащих его деловую репутацию. При этом законом не предусмотрено обязательное предварительное обращение с таким требованием к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к редакции средства массовой информации, в котором были распространены указанные выше сведения. Вместе с тем гражданин вправе обратиться с требованием об опровержении таких сведений непосредственно к редакции соответствующего средства массовой информации, а отказ в опровержении либо нарушение установленного законом порядка опровержения могут быть обжалованы в суд (статьи 43 и 45 Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации”).

Гражданин, в отношении которого в средствах массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, а также юридическое лицо, если опубликованные сведения порочат его деловую репутацию, имеют право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации (пункты 3, 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, статья 46 Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации”).

В то же время порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном Трудовым кодексом Российской Федерации).

В случае распространения не соответствующих действительности сведений гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений. Причем опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом”.

В соответствии с ч. 2 п. 1 комментируемой статьи по требованию заинтересованных лиц допускается защита чести, достоинства и деловой репутации гражданина и после его смерти. Это положение обусловлено неразрывной связью достоинства тесно связанных с умершим людей (близких родственников, друзей, сослуживцев и др.) и прижизненного достоинства умершего.

2. В п. 2 комментируемой статьи содержится общее правило о том, что сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина и распространенные в средствах массовой информации, должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. Причем гражданин, в отношении которого в средствах массовой информации распространены указанные сведения, имеет право потребовать наряду с опровержением также опубликования своего ответа в тех же средствах массовой информации.

Следует учитывать, что в случае, когда опровергнуть информацию способом, которым она была распространена, невозможно, порядок опровержения не соответствующих действительности сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица, устанавливается судом.

3. Возможны ситуации, когда сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, содержатся в документе, исходящем от организации. В таких случаях этот гражданин имеет право требовать замены или отзыва документа, исходящего от организации, если он содержит порочащие репутацию сведения (п. 3 ст. 152 ГК РФ).

Отзыв или замена документа осуществляются тем же органом или лицом, которое ранее направляло документ с порочащими сведениями.

Отзыв документа – операция, позволяющая стороне, подписавшей документ, аннулировать его, получив согласие на отзыв от всех получателей документа. Он может осуществляться путем публичного сообщения о его отзыве и недействительности, направления такого сообщения лицу (лицам), которому адресован документ, и т.п.

Замена документа, содержащего порочащие сведения, должна осуществляться путем составления нового документа и направления его лицу (лицам), которому был адресован замененный документ.

4. Одним из способов защиты чести, достоинства и деловой репутации является удаление информации, порочащей честь, достоинство или деловую репутацию, запрещение и пресечение дальнейшего распространения такой информации, в т.ч. путем уничтожения носителей информации (п. 4 ст. 152 ГК РФ). Уничтожение материальных носителей информации осуществляется без какой бы то ни было компенсации. Но такое уничтожение производится при условии, что удаление порочащей информации невозможно иным путем.

Условия для применения данного способа указаны в п. 4 ст. 152 ГК РФ: порочащие сведения стали широко известны, опровержение невозможно довести до всеобщего сведения, без уничтожения таких экземпляров материальных носителей удаление соответствующей информации невозможно.

Пояснение по поводу того, что считается распространением информации, содержится в абз. 2 п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3 “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц”: “распространением признается опубликование таких сведений в печати, трансляция по радио и телевидению (и иными способами, указанными в п. 7), а также изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем чтобы они не стали известными третьим лицам”.

5. Отдельно в п. 5 комментируемой статьи говорится о распространении сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию в сети Интернет.

Особенностью сети Интернет является то, что в ней имеется возможность распространять не соответствующую действительности информацию, дискредитирующую граждан и юридических лиц, сохраняя при этом анонимность. В связи с этим в п. 5 комментируемой статьи установлено, что если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, оказались после их распространения доступными в сети Интернет, гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также опровержения указанных сведений способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети Интернет.

Следует отметить, что чисто технически выполнить это требование закона невозможно, поскольку даже если такая информация была удалена с соответствующего сайта, она может быть скопирована другими пользователями сети Интернет и вновь появиться на других сайтах.

6. В пункте 6 комментируемой статьи установлено, что в иных случаях, нежели указанные в п. п. 2 – 5 данной статьи, порядок опровержения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, подлежит установлению судом.

Согласно п. 17 вышеуказанного Постановления Пленума ВС РФ “при удовлетворении иска суд в резолютивной части решения обязан указать способ опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений и при необходимости изложить текст такого опровержения, где должно быть указано, какие именно сведения являются не соответствующими действительности порочащими сведениями, когда и как они были распространены, а также определить срок (применительно к установленному статьей 44 Закона Российской Федерации “О средствах массовой информации”), в течение которого оно должно последовать.

Опровержение, распространяемое в средстве массовой информации в соответствии со статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, может быть облечено в форму сообщения о принятом по данному делу судебном решении, включая публикацию текста судебного решения”.

7. Нередки случаи, когда лицо, распространившее порочащие сведения, пытается уклониться от исполнения вынесенного решения.

В связи с этим в п. 7 ст. 152 ГК сказано, что применение к нарушителю мер ответственности за неисполнение судебного решения не освобождает его от обязанности совершить предусмотренное решением суда действие.

Если же решение так и не будет исполнено, то будут применяться положения ст. 105 Закона об исполнительном производстве, в п. 1 которой сказано, что в случаях неисполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе, в срок, установленный для добровольного исполнения, а также неисполнения им исполнительного документа, подлежащего немедленному исполнению, в течение суток с момента получения копии постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель выносит постановление о взыскании исполнительского сбора и устанавливает должнику новый срок для исполнения.

В п. 2 указанной статьи установлено, что при неисполнении должником требований, содержащихся в исполнительном документе, без уважительных причин во вновь установленный срок судебный пристав-исполнитель составляет в отношении должника протокол об административном правонарушении в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях и устанавливает новый срок для исполнения. Если для исполнения указанных требований участие должника необязательно, то судебный пристав-исполнитель организует исполнение в соответствии с правами, предоставленными ему настоящим Федеральным законом.

8. В ряде ситуаций невозможно установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина: например, при направлении анонимных писем в адрес граждан и организаций или при распространении сведений в сети Интернет лицом, которое невозможно идентифицировать. В этой ситуации гражданин, в отношении которого распространены такие сведения, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности (п. 8 ст. 152 ГК РФ). Такое заявление рассматривается в порядке особого производства (подраздел IV ГПК РФ).

9. Согласно п. 9 ст. 152 ГК РФ гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.

При определении размера компенсации учитываются положения ст. ст. 1099 – 1101 ГК РФ о компенсации морального вреда, степень и характер физических и нравственных страданий, оценивается характер спорных сведений, каким путем (способом) они были распространены и т.п.

10. Новая редакция комментируемой статьи в п. 10 предусматривает возможность применения гражданско-правовой ответственности за распространение любых сведений, не соответствующих действительности, а не только порочащих.

Однако по требованиям, предъявляемым в связи с распространением не только порочащих честь, достоинство или деловую репутацию сведений, но и любых не соответствующих действительности сведений в средствах массовой информации применяется сокращенный срок исковой давности, равный одному году.

11. Пункт 11 комментируемой статьи позволяет применять правила о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, к защите деловой репутации юридического лица.

Изначально Верховным Судом РФ в п. 5 Постановления Пленума от 20.12.1994 N 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда” было указано, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении организации.

Впоследствии ошибочность этой точки зрения была признана, поскольку юридическое лицо не может испытывать страдания и, как следствие, не вправе претендовать на компенсацию морального вреда.

В абзаце 3 п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 N 17 “О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве” (ред. от 16.05.2017) сказано, что вред, причиненный в результате преступных действий, подрывающих деловую репутацию юридического лица, подлежит компенсации по правилам возмещения вреда деловой репутации гражданина (пункт 11 статьи 152 ГК РФ).

Судебная практика по статье 152 ГК РФ

Постановление ЕСПЧ от 20.06.2017

15. В своем исковом заявлении заявительница жаловалась на то, что незаконная публикация фотографии ее сына в буклете, призывающем к усыновлению детей, опорочила честь, достоинство и репутацию ее самой и ее сына. В частности, фотография была опубликована без ее ведома и согласия. Буклет был разослан в различные организации в г. Усолье и Усольском районе Пермского края (в библиотеки, больницы, отделения милиции) и вызвал негативное отношение к ней и ее сыну со стороны коллег, соседей и близких. Окружающие люди решили, что она бросила своего сына. Мальчик стал объектом насмешек в детском саду. Кроме того, публикация фотографии затронула ее честь и достоинство и ее репутацию как школьного учителя. Со ссылкой на статьи 151 и 152 Гражданского кодекса Российской Федерации (см. раздел “Соответствующие законодательство Российской Федерации и правоприменительная практика” настоящего Постановления) она просила суд присудить ей возмещение морального вреда и обязать издательство принести извинения за публикацию фотографии.

Постановление ЕСПЧ от 25.04.2017

9. 8 декабря 2004 г. районный суд рассмотрел и частично удовлетворил иск, сославшись на статью 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 11. Он привел следующую мотивировку:
“…спорные сведения: “…[к]оторый неприлично быстро развил предпринимательскую деятельность, наплевав на устав товарищества и ряд региональных и федеральных законов” подлежат опровержению [ответчиками]… поскольку в ходе рассмотрения дела судом ответчики не доказали, что действия Т. были незаконными.

Постановление ЕСПЧ от 13.06.2017

Утверждение о том факте, что было совершено преступление, должно рассматриваться способом, предусмотренным Уголовно-процессуальным кодексом, поэтому высказывание Н. не может быть признано судом оценочным суждением или мнением, и [его достоверность] подлежит доказыванию путем представления суду уголовно-процессуальных документов, подтверждающих, что в действиях Л.К. имелся состав преступления. В нарушение статьи 152 Гражданского кодекса ответчик не представил суду такие документы…

Постановление ЕСПЧ от 03.10.2017

Суд не может принять в качестве основания для отклонения иска [о защите чести, достоинства и деловой репутации] доводы ответчиков, согласно которым спорные сведения являются мнениями, оценочными суждениями, не подлежащими опровержению в соответствии со статьей 152 Гражданского кодекса, по следующим причинам.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2019 N 337-О

ПРАВ СТАТЬЕЙ 152 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

Определение Конституционного Суда РФ от 26.03.2019 N 700-О

ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЬИ 152 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ И СТАТЬИ 392 ТРУДОВОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

Определение Верховного Суда РФ от 12.04.2019 N 310-ЭС19-3240 по делу N А35-3621/2018

При рассмотрении настоящего дела суды, отказывая в удовлетворении исковых требований, руководствовались статьями 150, 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 N 3 “О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц”, разъяснениями, содержащимися в Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.03.2016) и указали на то, что спорные сведения выражают профессиональное мнение аудитора и являются оценочными суждениями.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 02.04.2019 N 49-КГ19-6

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан пришла к выводу об отсутствии правовых оснований, предусмотренных статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, для удовлетворения иска Ивановой Г.В. к Галимову Ш.Н. о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда, сославшись на недоказанность истцом факта распространения ответчиком сведений, порочащих ее честь и достоинство.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 18-КГ19-27

В соответствии со статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом (пункт 1).

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 14.05.2019 N 18-КГ19-19

На основании пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее правовые нормы приведены в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом (абзац первый).

Определение Конституционного Суда РФ от 25.04.2019 N 928-О

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 152 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

Федеральная судебная практика

Пункты 2 – 10, 16 – 20 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016.

Пункты 6, 7, 23, 24, 28, 38 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2010 № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации».

Пункты 2 – 5, 7, 9, 11, 12, 14, 15, 17, 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Обращение гражданина в органы государственной власти, в правоохранительные органы по поводу предполагаемых нарушений закона в целях проведения проверки и устранения нарушений само по себе не является основанием для удовлетворения иска о защите деловой репутации лица, в отношении которого такое обращение состоялось, и в том случае, если убеждения автора оказались ошибочными (п. 5 Обзора судебной практики, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.11.2019).

Способом защиты права, предусмотренным п. 1 ст. 152 ГК РФ, является опровержение не соответствующих действительности, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию сведений, а не признание их таковыми (определение Верховного Суда РФ от 16.05.2017 № 4-КГ 17-6).

Суд установил, что информация, указывающая на противоправный характер поведения истца, носит оскорбительный характер, следовательно, даже при условии ее изложения как субъективного мнения автора может быть основанием для заявления требования о защите деловой репутации (определение Верховного Суда РФ от 28.03.2018 по делу А 40-97932/2015).

В удовлетворении иска о защите чести, достоинства, деловой репутации и взыскании компенсации морального вреда отказано, так как на момент публикации статьи, оспариваемые истцом сведения, соответствовали действительности: уголовное дело в отношении истца было возбуждено по тому обвинению и по тем обстоятельствам, которые указаны в статье.

В подтверждение соответствия действительности сведений, изложенных в статье, ответчик ссылался на имеющийся в материалах дела акт целевой экспертизы качества медицинской помощи, предшествовавший возбуждению уголовного дела и входивший в состав материалов, на основании которых оно было возбуждено. Сокращение автором статьи наименования “целевая экспертиза качества медицинской помощи” до словосочетания “мед. экспертиза” не может рассматриваться как сообщение не соответствующих действительности, порочащих истца сведений и являться основанием для возложения на автора и редакцию средства массовой информации ответственности за распространение таких сведений. Требование о конкретизации наименования и вида экспертизы, на основании которой возбуждено уголовное дело, с применением специальной медицинской или уголовно-процессуальной терминологии являлось бы в данном случае излишним и нарушало бы баланс прав с точки зрения свободы распространения информации (определение Верховного Суда РФ от 29.11.2016 № 41-КГ 16-39).

Невозможность установления источника происхождения размещенных на сайте администрации города сведений и конкретных лиц, совершивших действия по их размещению, само по себе не является основанием для освобождения от ответственности за распространение этих сведений (определение Верховного Суда РФ от 20.09.2016 № 77-КГ 16-8).

Отменяя принятое по делу о защите чести, достоинства, деловой репутации решение и направляя дело на новое рассмотрение, суд пояснил, что представленные сторонами заключения специалистов являлись письменными доказательствами, имеющими значение для дела, и это предполагало их исследование и оценку по правилам ст. 67 ГПК РФ. Кроме того, вывод суда о том, что ведущаяся в средствах массовой информации политическая дискуссия, вызывающая общественный интерес, не может быть оценена и лежит вне правового поля, не основан на положениях ст. 152 ГК РФ. Высказывания, сделанные в том числе в ходе политической дискуссии, не должны содержать утверждения, не соответствующие действительности, и могут быть опровергнуты по заявлению заинтересованной стороны (определение Верховного Суда РФ от 11.09.2018 № 5-КГ 18-173).

Действующее законодательство допускает возможность защиты чести и достоинства (доброго имени) гражданина путем заявления отдельного требования о компенсации морального вреда. Указанный способ защиты нарушенного права является самостоятельным, и его применение не обусловлено необходимостью одновременного использования какого-либо иного способа защиты (определение Верховного Суда Российской Федерации от 02.04.2019 № 49-КГ 19-6).

Извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации ст. 152 ГК РФ и другими нормами законодательства не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме (определение Верховного Суда РФ от 09.07.2019 № 49-КГ 19-23).

Конституционный Суд РФ рассмотрел дело о проверке конституционности положений п. п. 1, 5 и 6 ст. 152 ГК РФ и признал их не противоречащими Конституции РФ в той мере, в какой они направлены на защиту личных неимущественных прав гражданина, нарушенных распространением в отношении него сведений, порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию, в том числе на сайте в сети Интернет, не зарегистрированном в качестве средства массовой информации, и – не предполагая привлечения к ответственности владельца сайта или уполномоченного им лица, которое ответственно за размещение информации на этом сайте, за сам факт размещения сведений, распространенных третьими лицами, достоверность которых владелец сайта или уполномоченное им лицо не имеют возможности самостоятельно проверить, – не лишают такого гражданина права обратиться к другим, не указанным в этих законоположениях законным средствам защиты нарушенного права.

В то же время нормы п. п. 1, 5 и 6 ст. 152 ГК РФ не соответствуют Конституции РФ в той мере, в какой эти положения не обязывают владельца сайта в сети Интернет, не зарегистрированного в качестве средства массовой информации, или уполномоченное им лицо, которое ответственно за размещение информации на этом сайте, удалить по требованию гражданина информацию, содержащую сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, которые признаны не соответствующими действительности вступившим в законную силу судебным решением (постановление Конституционного Суда РФ от 09.07.2013 № 18-П).

Практика Московского городского суда

Сведения, изложенные в ходе судебного заседания, являются субъективно-оценочными по своей природе, передаваемая в них негативная информация имеет субъективно-оценочный характер и выражена в форме мнения стороны, описывающей события. Спорные тезисы выражают субъективное мнение ответчика, которое подлежит оценке судом при разрешении спора по существу заявленных требований о признании не соответствующей действительности информации, о защите чести и достоинства, взыскании компенсации морального вреда (апелляционное определение Московского городского суда от 22.01.2020 № 33-1895/2020).

Свобода выражения мнения распространяется не только на “информацию” и “мнения”, воспринимаемые положительно, считающиеся неоскорбительными, но и на негативные, воспринимаемые отрицательно и даже оскорбительные, с учетом допустимых законом или нормами морали ограничений, не нарушающие при этом права, свободы и законные интересы других лиц, поскольку указанное является требованием плюрализма мнений, терпимости и либерализма в демократическом обществе (апелляционное определение Московского городского суда от 20.12.2019 по делу № 33-57854/2019).

Суд отказался удовлетворить исковые требования о защите чести, достоинства, деловой репутации, об опровержении сведений и о компенсации морального вреда, поскольку размещенная на сайте газеты статья и оспариваемые в ней суждения являются оценочными, мнением, убеждением автора статьи. Статья написана в такой манере, что читателю, “непосвященному” в чей-то корпоративный спор, непонятно, о чем ведется речь в статье (определение Московского городского суда от 30.09.2019 № 4 г-12272/2019).

Отказываясь удовлетворить иск о признании сведений, содержащихся в отзыве о работе истца, не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию истца, об обязании уничтожить отзыв и изготовить объективный отзыв, а также взыскать компенсацию морального вреда, суд пояснил, что оценка руководителем личных качеств служащего и его отношения к исполнению своих обязанностей не является утверждением о фактах (определение Московского городского суда от 12.09.2019 № 4 г-11264/2019).

Суд не нашел оснований для удовлетворения требований заявителя о признании распространенных сведений не соответствующими действительности, поскольку оспариваемые сведения в целом соответствуют действительности и не подлежат признанию порочащими деловую репутацию истца.

В сети Интернет на указанных заявителем сайтах размещалась оспариваемая им информация о том, что гражданин подал на истца в суд в связи с хищением истцом коллекционного вина. По мнению суда, распространенные в сети Интернет оспариваемые заявителем сведения не порочат деловую репутацию истца, поскольку не содержат утверждений о нарушении заявителем действующего законодательства, о совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые могут быть проверены на предмет соответствия их действительности. При этом суд исходил из того, что на момент распространения спорных сведений гражданин обратился в суд с исковым заявлением к истцу о взыскании неосновательного обогащения из-за отказа истца возвратить коллекционное вино, располагавшееся в домовладении, приобретенном истцом (определение Московского городского суда от 16.08.2019 № 4 г-10789/2019).

Суд признал сведения, распространенные ответчиком в сети Интернет, не соответствующими действительности, порочащими деловую репутацию истцов и удовлетворил требования истцов об опровержении этих сведений, а также о денежной компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов и издержек.

Ответчик осуществил распространение сведений порочащего характера о действиях истцов; в видеообращении содержатся утверждения о факте кражи истцами оборудования, то есть о нарушении истцами действующего законодательства РФ при осуществлении трудовой деятельности; сообщение содержит негативную информацию об истцах и построено с речевой стратегией дискредитации. Сведения, распространенные ответчиком, не являются оценочными суждениями, поскольку изложены в форме утверждения, как свершившееся событие с указанием места совершения действия и субъектного состава, предмета посягательства, соответствие которого действительности можно проверить. Также сообщение не носит нейтрального характера: сведения о действиях истцов, распространенные ответчиком, умаляют их деловую репутацию как руководителей образовательной организации. Ответчик не представил суду доказательства, объективно подтверждающие, что содержащиеся в его видеосообщении сведения о факте кражи истцами оборудования соответствуют действительности; факт кражи истцами оборудования не имел места в реальности (определение Московского городского суда от 12.07.2019 № 4 г-8533/2019).

Принимая решение по иску о защите чести, достоинства и деловой репутации, взыскании морального вреда в пользу ответчика, суд пояснил, что сведения, указанные в размещенной на сайте газеты статье, не подлежат опровержению: часть содержащихся в материале фраз является не сведениями о фактах, а мнением и суждением автора статьи, другая часть фраз не порочит честь, достоинство и деловую репутацию истца. Критическая форма, в которой изложены оспариваемые сведения, является авторской интерпретацией и не является основанием для признания сведений порочащими (апелляционное определение Московского городского суда от 08.08.2019 по делу № 33-30871/2019).

Источники

  • https://zakonguru.com/baza/porochaschie-svedeniya.html
  • https://www.zakonrf.info/gk/152/
  • https://gkrfkod.ru/statja-152/
  • https://www.9111.ru/questions/7777777771193220/

[свернуть]
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector