Национальности российской федерации. Право определять и указывать свою национальную принадлежность (ст. 26 Конституции России)

Каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность

Библиографическое описание

Российская Федерации — государство, на территории которого проживают представители более 150 различных национальностей. Согласно Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы провозглашены высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина является обязанностью государства [2]. Исходя из указанного основой конституционных ценностей российского общества является государственная защита безопасности личности, вне зависимости от каких-либо дифференцирующих признаков, а также обеспечение правопорядка, укрепление политической и социальной стабильности. В этом ключе национальная принадлежность граждан не имеет юридического значения, так как государством гарантируется равенство всех перед законом и обеспечивается равный доступ к социальным благам.

Вместе с тем определение и указание своей национальности имеет культурное значение для жизни общества. Обращаясь к истории, необходимо отметить, что в период существования Российской империи в документах подданных отсутствовала отметка о национальной принадлежности. Указание национальности в паспортах граждан нашего государства впервые стало обязательным в 1974 году с принятием постановления Совета Министров СССР от 28 августа 1974 года № 677 «О паспортной системе в СССР», согласно которому гражданин имел право выбирать национальность отца или матери при получении им первого паспорта по достижении 16-летнего возраста. После этого изменение своей национальности не допускалось .

В настоящее время относительно установленного права на указание национальной принадлежности в российской общественности существуют различные мнения, от необходимости закрепления на законодательном уровне обязанности на указание национальности в документах, удостоверяющих личность, до полного искоренения упоминания национальной принадлежности в официальных документах, что в том числе отражается на деятельности органов государственной власти.

Конституция России статьей 26 закрепила право каждого на определение и указание своей национальной принадлежности, что указывает на недопустимость принуждения к обозначению своей национальности, а также невозможность определения национальности лица кем-либо кроме него. Тем самым законодателем предусмотрен важнейший для членов общества принцип самоидентификации — возможность определения своей национальной принадлежности не только исходя из национальности родителей, а отталкиваясь от личного осознания своей принадлежности к определенной общности, к людям духовно связанным общим языком и культурой.

Право человека и гражданина на национальное самоопределение вытекает из гарантий, закрепленных статьей 2 Всеобщей декларации прав человека, согласно которой каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными данной Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения. Кроме того, такая гарантия реализации права определять и указывать свою национальную принадлежность закреплена национальным законодательством и выступает конституционным принципом равенства всех перед законом и судом независимо от расы, национальности и языка .

Важным моментом выступает тот факт, что в действующем законодательстве Российской Федерации отсутствует легальное определение понятия «национальность». Вместе с тем понятие «национальность» используется, например, в тексте Федерального закона от 15 ноября 1997 года № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния», в котором оно представлено в качестве одного из видов сведений, которые указываются в заявлениях участников соответствующих правоотношений, вносятся в записи актов гражданского состояния и составляют содержание документов (свидетельств) об актах гражданского состояния. Возможность внесения сведений о национальности в такие документы указанный Федеральный закон допускает лишь по желанию соответствующих лиц, что также является гарантией реализации конституционного права граждан.

Кроме того, Федеральным законом от 25 января 2002 года «О всероссийской переписи населения» установлено, что национальная принадлежность относится к сведениям о населении, которые могут указываться в ходе переписи населения .

Также в Федеральном законе от 24 мая 1999 года № 99-ФЗ «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» закреплены положения, связанные с национальным самоопределением. В соответствии с данным Федеральным законом соотечественниками признаются лица исходя из признаков общности языка, истории, культурного наследия, традиций и обычаев, а также потомки указанных лиц по прямой нисходящей линии.

Анализ нормативной правовой базы, регулирующей реализацию права на определение и указание национальной принадлежности, позволяет сделать вывод о том, что федеральным законодателем признается особое место национального самоопределения членов российского общества. Однако, исходя из положений действующих нормативных правовых актов следует, что в настоящее время в рассматриваемой сфере установлены лишь общие черты правового регулирования осуществления права на определение и указание национальной принадлежности, не предусматривающей всех нюансов правового регулирования процедуры реализации данного права.

Для любой правовой действительности характерно возникновение тех или иных трудностей при реализации гражданских прав населением. В этой части реализация права на национальное самоопределение и документарное подтверждение своей национальности не является исключением, так как все еще существуют проблемы различного, в том числе правового, характера.

Первая проблема, с которой сталкивается лицо, желающее указать свою национальную принадлежность и официально ее задокументировать, является то, что паспорт гражданина Российской Федерации, являющийся основным документом, удостоверяющим личность гражданина Российской Федерации [5], не содержит графы «национальность». Согласно Положению о паспорте гражданина Российской Федерации, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 8 июля 1997 года № 828 «Об утверждении Положения о паспорте гражданина Российской Федерации, образца бланка и описания паспорта гражданина Российской Федерации», сведения о национальности не относятся к сведениям, подлежащим включению в паспорт гражданина Российской Федерации . Тем самым, их включение в данный документ автоматически повлечет его недействительность. Таким образом, отсутствие в данном документе такой графы существенно ограничивает способы реализации права на указание своей национальности, что обуславливает необходимость предоставления возможности указывать национальность в паспорте гражданина Российской Федерации на альтернативной основе.

Федеральный закон от 15 ноября 1997 года № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» предусматривает отдельные случаи, при которых заинтересованные лица могут указать свою национальную принадлежность в тех или иных документах. К таким случаям, например, относятся вступление в брак, рождение ребенка, усыновление, смена имена, установление отцовства . Однако проблема установления лишь конкретных случаев, когда заявитель может указать свою национальность, заключается в том, что лицо может никогда не столкнуться с одним из таких случаев. Вряд ли внутренняя потребность лица определить и указать свою национальную принадлежность должна находиться в зависимости от специфики его гражданского состояния по какому-либо признаку. Следовательно, данный Федеральный закон не выступает гарантией реализации человеком рассматриваемого права.

В целях достижения социального консенсуса по вопросам реализации конституционного права на национальное самоопределение на законодательном уровне необходимо определить понятие национальной принадлежности, которую следует разграничить от таких понятий, как расовая принадлежность, гражданская принадлежность, религиозная принадлежность, языковая принадлежность. Помимо этого, необходимым является установление возможности (невозможности) указания лицом национальной принадлежности одному или одновременно к нескольким народам.

Более того, проблема при определении гражданами своей национальной принадлежности и принятии органами государственной власти решений о внесении соответствующих сведений в акты гражданского состояния возникает в связи с тем, что в настоящее время отсутствует перечень национальностей, утвержденный компетентными институтами, которые способствовали реализации указанного права граждан и обеспечивали деятельность государственных органов. К примеру, при определении национальности в СССР граждане выбирали свою национальную принадлежность только из числа официально признанных народов, проживавших на территории СССР, согласно Списку национальностей СССР, который был составлен в 1924–1926 годах. В связи с отсутствием такого источника, на практике возникают различные казусные ситуации. К примеру, в деятельности службы записи актов гражданского состояния Астраханской области имел место случай, когда родители ребенка обратились в службу с заявлением об указании в качестве их национальности «эльф». На основании изложенного представляется важным утверждение перечня национальностей, представители которых проживают на территории Российской Федерации, нормативным правовым актом органа государственной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере государственной регистрации актов гражданского состояния.

Также исходя из норм действующего законодательства не удается установить субъект рассматриваемого права. Конституция Российской Федерации закрепила, что данное право принадлежит каждому, тем самым оно не связывается с принадлежностью лица к гражданству Российской Федерации. Следовательно, правом на определение и указание национальной принадлежности могут воспользоваться как граждане Российской Федерации, так и иностранцы, и лица без гражданства. Таким образом, существует необходимость определения перечня случаев, в которых этим правом могут воспользоваться лица, не состоящие в гражданстве Российской Федерации.

Особое значение играет также возраст, с которого право на национальное самоопределение может быть реализовано. Определение и указание своей национальной принадлежности осуществляется человеком на основании своей этнической идентичности, которая непосредственно связана с внутренней психологической характеристикой, которая формируется в среднем к определенному возрасту. Соответственно, на законодательном уровне необходимо определить возраст лица, с которого будет возможна реализация им данного права.

Таким образом, существующее нормативное правовое регулирование вопросов, непосредственно связанных с реализацией права личности на определение и указание своей национальной идентичности, является недостаточным, так как не содержит конкретных и однозначных способов документирования национальной принадлежности лица, и требует значительного совершенствования.

Признанное Конституцией Российской Федерации право граждан на указание и определение своей национальной принадлежности возлагает на государство обязанность по обеспечению равенства каждого перед законом путем закрепления дополнительных гарантий реализации указанного права в специальном нормативном правовом акте, а также посредством приведения в соответствие с ним уже принятых нормативных правовых актов.

По итогам проведенной исследовательской работы представляется, что рассмотренных в ходе настоящей работы нормативных правовых актов недостаточно для регулирования всех аспектов реализации конституционного права на определение и указание своей национальной принадлежности. Важнейшим препятствием на пути реализации данного конституционного права является то, что действующая система данных актов не образует единства и их взаимосвязи, а также не обеспечивает отсутствие противоречий между ними.

В целях обеспечения возможности реализации права на определение и указание национальной принадлежности необходимо принятие специального федерального закона, предметом регулирования которого станет право личности на определение и указание национальной принадлежности, что станет важнейшей гарантией и элементом правового содействия реализации данного конституционного права.

Одновременно необходимо помнить, что важнейшей задачей, которая стоит перед законодателем, заключается в том, чтобы максимально гарантировать равенство всех перед законом и невозможность трансформации права на национальное самоопределение в обязанность, которая может стать катализатором социальной дифференциации.

Определение национальности

Национальность – это принадлежность человека к определенной этнической общности людей, отличающейся особенностями языка, культуры, психологии, традиций, обычаев, образа жизни.

Важным критерием свободы личности является предоставляемая и гарантируемая законом возможность ее самоидентификации. В соответствии с пунктом 1 статьи 26 Конституции Российской Федерации, каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность, никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности. Таким образом, в Российской Федерации признается прежде всего право каждого свободно определять и по собственному усмотрению указывать или не указывать свою национальную принадлежность.

В основе национальной самоидентификации личности лежит не просто желание быть лицом определенной национальности, а осознание своей принадлежности к определенной этнической общности по причине духовной связи общим языком, культурой. Действующим законодательством порядок определения национальной принадлежности гражданина не установлен. Наличие в свидетельстве о рождении гражданина указания на национальную принадлежность его родителей само по себе не есть определение национальной принадлежности данного гражданина.

В России раньше наряду с гражданством в паспорте указывалась национальность, она определялась по национальной принадлежности отца или матери, указанной в свидетельстве о рождении. Если родители имели разную национальность, то при выдаче впервые паспорта по достижении 16 лет человек сам определял, какую из них записать в паспорт. В дальнейшем запись о национальности изменению не подлежала. Графа “Национальность” являлась непременным атрибутом также всякого рода анкет, иных учетных документов. Теперь такая графа из паспорта исключена. В других официальных документах этой графы также нет, если же она где-то и встречается, то гражданин не обязан ее заполнять. Свою национальность можно при желании указать, сделав соответствующее заявление (ссылку) в автобиографии, резюме, Интернете, СМИ, любом публичном выступлении или при социологическом опросе.

Сведения о национальности в записи актов гражданского состояния вносятся только по желанию лиц (лица), обратившихся в орган ЗАГС с заявлением о государственной регистрации акта гражданского состояния, в соответствии с положениями Федерального закона от 15.11.1997 №143-ФЗ «Об актах гражданского состояния». В случае, если сведения о национальности указаны в записи акта гражданского состояния, то они вносятся и в свидетельство о государственной регистрации акта гражданского состояния.

С юридической точки зрения определение национальной принадлежности не влечет за собой каких-либо правовых последствий, ибо национальность не может служить основанием для предоставления лицу каких-либо особых привилегий. Конституция Российской Федерации (статья 19) гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от расы и национальности. Уголовный кодекс Российской Федерации (статья 136) предусматривает уголовную ответственность за нарушение равенства прав и свобод в зависимости от расы и национальности граждан . В подавляющем большинстве зарубежных стран действуют такие же нормы. В то же время значение национальной принадлежности человека не следует недооценивать. Право на сохранение и развитие национально-культурных особенностей входит в состав основных, неотъемлемых прав народов и отдельной личности, провозглашенных в международно-правовых актах и национальном законодательстве государств.

Комментарий к Ст. 26 КРФ

 1. Национальность – это принадлежность человека к определенной этнической общности людей, отличающейся особенностями языка, культуры, психологии, традиций, обычаев, образа жизни. В ч. 1 комментируемой статьи признается прежде всего право каждого свободно определять и по собственному усмотрению указывать или не указывать свою национальную принадлежность.

В основе национальной самоидентификации личности лежит, однако, не просто желание быть лицом определенной национальности, а осознание своей принадлежности к определенной этнической общности, к людям, духовно связанным общим языком, культурой и т.д. При этом самоидентификация не обязательно будет определяться этническим происхождением – национальностью родителей, хотя обычно именно с ней связано восприятие своей национальной принадлежности как в однонациональной семье, так и в смешанной, где выбирается национальность одного из родителей. Тем не менее человек в силу жизненных обстоятельств может оказаться в иной национально-культурной и языковой среде, получить в ней воспитание и развитие, воспринять язык, национальную культуру, психологию другой этнической общности, осознать свою принадлежность к ней. И, по смыслу Конституции, человек вправе определить свою национальную принадлежность независимо от этнического происхождения.

В прежние времена, как устанавливалось, например, Положением о паспортной системе в СССР 1974 г., национальная принадлежность человека определялась по национальности родителей, указанной в их паспортах. Если родители имели разную национальность, то при выдаче впервые паспорта по достижении 16 лет человек сам определял, какую из них записать в паспорт. В дальнейшем запись о национальности изменению не подлежала. Графа “Национальность” являлась непременным атрибутом также всякого рода анкет, иных учетных документов.

В настоящее время запрещено какое-либо принуждение к определению своей национальной принадлежности или указанию ее в документах, при опросах и т.д. Графа “Национальность” изъята из анкет, других учетных документов. Если же она где-то и встречается, то гражданин не обязан ее заполнять. Такая графа не предусматривается и в новом паспорте гражданина Российской Федерации.

С юридической точки зрения определение национальной принадлежности не влечет каких-либо правовых последствий, ибо Конституция (ст. 19) гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от расы и национальности. УК предусматривает уголовную ответственность за нарушение равенства прав и свобод в зависимости от расы и национальности граждан как проявление дискриминации (ст. 136).

Конституционное закрепление национального равноправия граждан не отрицает важности для каждого человека его национальной принадлежности, формирования в обществе уважительного отношения к самобытной культуре, национальному языку, своеобразию быта, прогрессивным обычаям и традициям людей любой нации и народности, искоренения националистических предрассудков.

2. Язык – важнейшее средство человеческого общения, неотъемлемый элемент любой этнической общности, ее культуры, основная форма проявления национального и личностного самосознания.

Конституция, гарантируя сохранение и равноправие языков народов России, их самобытное развитие, признает в ч. 2 комментируемой статьи прежде всего право каждого на пользование родным языком. Родным является обычно язык этнической общности, к которой принадлежит индивид. Однако, судя по данным переписей населения, не единичны случаи, когда люди считают родным язык других этнических общностей. Конституция признает также право каждого на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества.

Конституционные гарантии прав личности в языковой сфере, предусмотренные в ч. 2 комментируемой статьи, необходимо рассматривать в единстве с другими конституционными положениями: о равенстве прав и свобод человека и гражданина независимо от языка (ч. 2 ст. 19), о праве республик устанавливать свои государственные языки, о гарантировании всем народам России права на сохранение родного языка (ст. 68).

Основным федеральным актом, конкретизирующим государственные гарантии равноправия языков народов России, прав народов и личности на сохранение и всестороннее развитие родного языка, свободу выбора и использования языка общения, является Закон от 25 октября 1991 г. “О языках народов Российской Федерации” (в ред. от 11 декабря 2002 г.). Его нормы распространяются на российских граждан и находящихся на территории России иностранных граждан и лиц без гражданства.

Существенной особенностью правовой регламентации в сфере языкового общения является то, что не устанавливается никаких правовых норм использования языков народов России в межличностных неофициальных взаимоотношениях, а также в деятельности общественных, религиозных объединений. Это одна из конкретных гарантий действительно свободного выбора языка общения.

Статья 5 Закона о языках устанавливает, что государство гарантирует гражданам Российской Федерации осуществление основных политических, экономических, социальных и культурных прав вне зависимости от их знания какого-либо языка. Знание или незнание языка не может служить основанием для ограничения языковых прав граждан.

Этим положениям Закона, а также установлениям ФЗ от 12 июня 2002 г. “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации” о праве избирать, быть избранным и участвовать в референдуме независимо от национальности и языка (п. 2 ст. 4), принципу федеральной Конституции о равноправии граждан независимо от национальности и языка противоречили положения конституций и законов ряда республик, которые обуславливали право быть избранным, например, высшим должностным лицом республики обязательным владением наряду с русским языком и языком титульной нации.

Закон о языках гарантирует гражданам, не владеющим государственным языком России или республики, право выступать на заседании, совещании, собрании в государственных органах, организациях, на предприятиях и в учреждениях на том языке, которым они владеют. В случае необходимости должен обеспечиваться соответствующий перевод. На государственном, родном или любом другом языке народов России, которым владеет гражданин, он вправе обращаться в государственные органы, организации, на предприятия и в учреждения Российской Федерации с предложениями, заявлениями, жалобами. Ответы на них должны даваться на языке обращения, а при отсутствии такой возможности – на государственном языке России (ст. 15 Закона).

Возможность пользоваться услугами переводчика в процессуальных действиях, а также право выступать и давать объяснения в суде на родном языке гарантируются лицам, участвующим в деле и не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство и делопроизводство в органах правосудия или производство по делам в правоохранительных органах. Эти положения Закона конкретизированы в процессуальном законодательстве – УПК, ГПК, АПК, КоАП, а применительно к конституционному судопроизводству – в ФКЗ “О Конституционном Суде Российской Федерации”. В Постановлении Пленума Верховного Суда от 31 октября 1995 г. “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” особо подчеркнуто, что в силу ч. 2 анализируемой статьи суд по ходатайству участвующих в деле лиц обязан обеспечить им право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства и выступать в суде на родном языке (Бюллетень ВС РФ. 1996. N 1. С. 5).

Закон о языках запрещает языковую дискриминацию и в сфере обслуживания и коммерческой деятельности. Отказ в обслуживании граждан под предлогом незнания языка недопустим и влечет за собой ответственность согласно законодательству (ст. 22).

Осуществление права свободного выбора языка воспитания и обучения объективно ограничено имеющейся системой образовательных учреждений, но на государстве лежит обязанность ее развивать.

Право выбора образовательного учреждения с тем или иным языком воспитания и обучения детей принадлежит родителям или лицам, их заменяющим. Закон о языках гарантирует гражданам России право на получение основного общего образования на родном языке, а также на выбор языка обучения в пределах возможностей, предоставляемых системой образования. Право на получение образования на родном языке обеспечивается созданием необходимого числа соответствующих образовательных учреждений, классов, групп, а также созданием условий для их функционирования. Гражданам, проживающим за пределами своих национально-государственных и национально-территориальных образований, а также не имеющим таковых, представителям малочисленных народов и этнических групп государство оказывает содействие в организации различных форм воспитания и обучения на родном языке независимо от их количества и в соответствии с их потребностями (ст. 9 Закона). Аналогичные гарантии предусматривают также Закон “Об образовании” (ст. 6), ФЗ “О национально-культурной автономии”.

Право на свободное пользование родным языком очень важно для развития национального самосознания личности, сохранения самобытной культуры этнической общности, упрочения этнических связей. В то же время для расширения доступа личности к ценностям отечественной и мировой культуры, духовного обогащения существенное значение имеет овладение языками других народов, прежде всего русским языком, который является не только государственным языком Российской Федерации, но прежде всего добровольно принятым народами России средством межнационального общения.

Рассматривая в Постановлении от 16 ноября 2004 г. N 16-П положение законов Республики Татарстан, согласно которым татарский и русский языки в общеобразовательных учреждениях и учреждениях начального и среднего профессионального образования Республики изучаются в равных объемах, Конституционный Суд признал его не противоречащим Конституции, имея в виду следующее: по своему конституционно-правовому смыслу оно предполагает, что изучение языка титульной нации должно осуществляться в соответствии с установленными законодательством РФ федеральными государственными образовательными стандартами и не препятствовать прохождению итоговой аттестации, выдаче документа о получении основного общего образования и получению образования более высокого уровня.

В противном случае – имея в виду неравные требования, предъявляемые в различных республиках к изучению государственных языков, – не исключаются не только негативные последствия для преемственности обучения в едином федеральном образовательном пространстве, но и нарушения принципа равенства в осуществлении конституционного права на образование, а также права на получение основного общего образования на родном языке, гарантией общедоступности основного общего образования и равного объема обязанностей, выполнение которых необходимо для его получения, и, кроме того, ограничение закрепленного частью 1 ст. 27 Конституции права на свободу передвижения и выбор места пребывания и жительства (СЗ РФ. 2004. N 47. ст. 4691).

 

Комментарий к Статье 26 Конституции РФ

1. Нормативное содержание основного права, зафиксированного в ч. 1 комментируемой статьи (первое предложение), может быть выявлено только в связи со значением понятия национальная принадлежность. Субъектом такой принадлежности является каждый, кто находится под юрисдикцией РФ. Нормативное значение комментируемого положения проявляется в системном единстве с содержащимися в абз. 1 преамбулы и ч. 1 ст. 3 Конституции положениями о многонациональном народе РФ как субъекте высшего уровня социально-политической, национально-этнической, социокультурной самоидентификации. Соответственно, каждый из составляющих многонациональный народ РФ индивидуумов имеет свою национальность (принадлежит к национальности) и может – в соответствии с конституционно признанными возможностями – ее определять и указывать.

Фактическая национальная идентичность, т.е. принадлежность человека к определенной нации как исторически сложившейся устойчивой общности людей, возникшей на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры, не тождественна значению понятия “национальная принадлежность” в его конституционно-правовом смысле. Сама конструкция соответствующей нормы, закрепляющей право, т.е. субъективные возможности человека, связанные с определением и указанием своей национальной принадлежности, свидетельствует о вариантах такого выбора; это означает, что национальная принадлежность не может быть жестко детерминирована исключительно генетическими и этническими факторами происхождения человека, так как в противном случае ни о каком выборе (конституционном праве) говорить не пришлось бы. В то же время следует учитывать, что такой выбор не может основываться исключительно на субъективных, индивидуально-оценочных представлениях человека; в конституционно-правовом аспекте национальная принадлежность принципиально идентифицируется в том числе по объективным критериям (антропоморфные признаки, язык, психический склад, культурный архетип, образ жизни и т.п.). Но эти признаки могут основываться не на национально-этническом происхождении, а быть приобретенными в силу длительного пребывания человека в соответствующей (новой по сравнению с генетическими корнями) социокультурной среде. В случае же, например, судебного спора по поводу возможности реализации человеком своего права на определение национальной принадлежности данные факторы национальной самоидентификации личности могут и должны иметь такое значение, которое возможно оценить в судебном порядке.

Так, Чкаловским районным судом Екатеринбурга было рассмотрено дело по заявлению Л. об установлении того факта, что она является по рождению немкой. Суд исходил из того, что действующим законодательством порядок определения национальной принадлежности гражданина не установлен. Наличие в свидетельстве о рождении гражданина указания на национальную принадлежность его родителей само по себе не есть определение национальной принадлежности данного гражданина. Действовавший ранее порядок определения гражданином своей национальной принадлежности по национальной принадлежности отца или матери, указанной в свидетельстве о рождении, с внесением соответствующих данных в паспорт, более не действует, и гражданин лишен возможности определить свою национальную принадлежность в установленном законом порядке. Вместе с тем Суд указал, что поскольку Конституция, включая ее нормы ч. 1 ст. 26, имеет высшую юридическую силу и прямое действие, установление национальной принадлежности в судебном порядке посредством установления соответствующего юридического факта представляется допустимым*(260).

Нормативный смысл права публичной национальной самоидентификации может заключаться также в самой по себе правовой возможности как таковой – определять или не определять, указывать или не указывать свою национальную принадлежность для юридически значимых целей внешнего, публичного характера. Право определять и указывать свою национальную принадлежность означает, что каждый может как воспользоваться названной возможностью, так и отказаться от нее. При этом акты “определение” и “указание” нельзя содержательно разделять: их необходимо полагать двумя неразрывными моментами национальной самоидентификации личности, поскольку определенное, но не выраженное вовне решение не сможет порождать правовые последствия совершенного выбора. В советский период российской государственности документирование национальности полагалось принципиально значимым и обязательным. Современные стандарты прав и свобод человека исключают возможность такого публичного вменения, а равно и отождествления понятий “гражданство” и “национальная принадлежность”. Согласно Положению о паспорте гражданина РФ, утвержденному постановлением Правительства РФ от 08.07.1997 N 828 (в ред. от 28.03.2008) не только не предусматривается фиксация в паспорте сведений о национальной принадлежности гражданина, но и запрещается вносить в паспорт не предусмотренные прямо сведения, отметки и записи.

Конституционный Суд РФ принял несколько определений, в которых, отказывая в рассмотрении обращений граждан по существу, как не соответствующих критерию их допустимости, фактически констатировал отсутствие на практике ситуаций, позволяющих связать угрозу нарушения конституционных прав и свобод с отсутствием графы “национальность” в паспорте гражданина РФ (см., например, Определение КС РФ от 18.07.2006 N 346-О*(261)). Нет оснований утверждать также, что исключение из паспорта графы о национальности не соответствует иным положениям Конституции.

Комментируемое право является личным, в этом плане его важные нормативные характеристики дополняются вторым предложением ч. 1 ст. 26, которое закрепляет принципиальную недопустимость принуждения к национальному самоопределению, не предполагает с необходимостью официальное фиксирование, документирование соответствующей информации. Свою национальность можно при желании указать, сделав соответствующее заявление (ссылку) в автобиографии, резюме, Интернете, СМИ, любом публичном выступлении или при социологическом опросе. При таком подходе нельзя утверждать и того, что до достижения возраста 16 лет национальность ребенка может быть определена и указана, если в этом есть необходимость, только по воле родителей. Возможность внешнего (несемейного) характера для такой идентификации конституционно исключена, поскольку она ничем не будет отличаться от принуждения. Если же родители самостоятельно принимают решение о необходимости национальной идентификации ребенка, то они должны, во всяком случае, учитывать, что, во-первых, соответствующее конституционное право ребенка законодательно не ограничено, а во-вторых, в соответствии со ст. 57 СК РФ ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, учет же мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

С юридической точки зрения определение национальной принадлежности не влечет каких-либо правовых последствий, ибо Конституция (ст. 19) гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от расы и национальности. Императивность принципа недискриминации по данному признаку обеспечивает, в частности, УК, который предусматривает уголовную ответственность за нарушение равенства прав и свобод в зависимости от расы и национальности граждан (ст. 136). Вместе с тем реальность комментируемого конституционного права подтверждается специальными гарантиями его обеспечения, установленными, в частности, ст. 10 Федерального закона от 27.06.2006 N 152-ФЗ “О персональных данных”, ст. 51 Закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 “О средствах массовой информации” (в ред. от 25.12.2008 с изм. 09.02.2009), ст. 8 Федерального закона от 25.01.2001 N 8-ФЗ “О Всероссийской переписи населения”.

2. В ч. 2 комментируемой статьи в структуре одного предложения закреплены два взаимосвязанных, но различных конституционных права человека и гражданина: 1) право на пользование родным языком; 2) право на свободный выбор языка общения, воспитания, образования и творчества.

2.1. Говоря о праве пользования родным языком, следует учитывать, что в русской этимологии понятие “родной язык” имеет два значения*(262). Первое выражает кровнородственную связь лиц, владеющих одним языком, и предполагает, что родным языком ребенка является язык его родителей, определяемый их национальной принадлежностью. Однако придать этому предположению значение юридического факта нельзя уже потому, что у родителей, например, могут быть различные родные языки, причем не всегда совпадающие с их национальностью. Из этого следует необходимость других критериев определения родного языка, поскольку никто не может быть лишен права пользования таковым. Второе значение понятия “родной язык” связано с местом рождения носителя. Это язык своей родины – родной страны, язык, на котором говорят и думают с детства. Данный критерий выглядит более приемлемым для разрешения юридически значимых вопросов, хотя и его нельзя признать универсальным. Словосочетания “родная страна” и “страна рождения” могут обозначать разные государства.

Таким образом, конституционное право на пользование родным языком следует, подобно праву национальной самоидентификации, признать полномочием, “объект” которого выбирается самим правообладателем на основе внутренней оценки и убежденности. Сущностью этого права каждого человека выступает конституционно гарантированная возможность самоопределения и самовыражения в плане вербальной, духовно-культурной идентичности. Поэтому главным публичным конституционно-правовым следствием этого права выступает недопустимость не предусмотренного законом воспрепятствования лицу пользоваться в любых ситуациях и отношениях тем языком, который он указывает в качестве родного.

Категория “родной язык” используется законодателем и для обозначения одного из национально-культурных прав коренных малочисленных народов РФ. Это отличное по значению от прав и свобод человека право тем не менее подкрепляется специальными гарантиями. Федеральным законом от 30.04.1999 N 82-ФЗ “О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации” (в ред. от 03.12.2008) гарантируется право лиц, относящихся к малочисленным народам, получать и распространять информацию на родных языках, создавать СМИ.

Пользование родным (как и всяким иным языком) может быть сопряжено с негативными социальными (неконституционными) эффектами. Поэтому оно может быть ограничено в соответствии с общим порядком и условиями ограничения конституционных прав и свобод или связано с нормативно регулирующими требованиями. Например, такое специфическое, противоречащее нормам нравственности пользование родным языком, как нецензурная брань в общественных местах, признается правонарушением, сопряженным с административной ответственностью (ст. 20.1 КоАП РФ). В соответствии с положением ч. 3 ст. 11 Федерального закона от 02.05.2006 N 59-ФЗ “О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации” государственный орган, орган местного самоуправления или должностное лицо при получении письменного обращения, в котором содержатся нецензурные выражения, вправе оставить обращение без ответа по существу поставленных в нем вопросов, поскольку законодатель отнес такое правопользование к разновидностям злоупотребления правом.

Образование в целом является той областью социальной практики, где в силу конституционного закрепления права на образование актуальны публичные требования обеспечения возможности пользования родным языком. К числу связанных с этим содержательных конкретизаций права каждого на пользование родным языком следует отнести, в частности, закрепленное в п. 2 ст. 6 Закона об образовании право граждан РФ на получение на этом языке основного общего образования. Одновременно, согласно п. 4 ст. 6 данного Закона, государство в соответствии с международными договорами РФ оказывает содействие представителям народов РФ, проживающим вне ее территории, в получении ими основного общего образования на родном языке.

Язык, однако, не только идеально оформляет и выражает вовне сознание (личность), но и является универсальным средством социальных коммуникаций, включая правовую. Язык – необходимая предпосылка вступления в правовые отношения и участия в них, заявления правовых требований, защиты своих законных интересов. Только в ситуации достоверного (собственно языкового) взаимопонимания, встречного пользования одним и тем же языком, хотя бы и посредством синхронизации (перевода), можно достигать итоговых целей коммуникации; в противном случае они часто оказываются объективно недостижимыми либо деформированными. В этом аспекте и актуально право каждого свободно выбирать язык общения, воспитания, обучения и творчества.

2.2. Конституционное положение о свободе выбора языка общения подкрепляется признанием в преамбуле Закона о языках народов РФ всех языков народов РФ ее национальным достоянием, находящимся под защитой государства. Помимо подтверждения недопустимости пропаганды вражды и пренебрежения к любому языку, указанный Закон конкретизирует государственные гарантии равноправия языков народов РФ, включая права личности на свободу выбора и использования языка общения, которые распространяются на граждан РФ, а также на иностранных граждан и лиц без гражданства, находящихся на территории РФ.

Общение можно рассматривать в качестве родовой характеристики всех форм коммуникации, включая прямо перечисленные в тексте ч. 2 комментируемой статьи. Такое перечисление обусловлено особым социальным значением воспитания, обучения и творчества и наличием соответствующих им конституционных прав и свобод (ч. 2 ст. 38, ч. 1-3 ст. 43, ч. 1 ст. 44 Конституции). Отдельное значение права на свободный выбор языка общения в содержании комментируемого конституционного права определяется сферами публично-властной, процессуальной, служебной, трудовой, корпоративной, общественной коммуникации.

Конституционное право на свободный выбор языка общения специально регламентировано рядом федеральных законов, регулирующих различные сферы жизни. Как правило, такая регламентация устанавливается в целях соразмерной защиты определенных конституционных, в том числе языковых, иных национально-культурных ценностей. Так, в соответствии с Федеральным законом от 01.06.2005 N 53-ФЗ “О государственном языке Российской Федерации” статус русского языка как государственного языка РФ предусматривает обязательность его использования в законодательно определенных сферах, конкретизированных, в частности, в ст. 3 Закона. В силу этих установлений, по общему правилу (исключения оговорены особо), русский язык подлежит обязательному использованию во взаимоотношениях федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций всех форм собственности и граждан РФ, иностранных граждан, лиц без гражданства, общественных объединений.

В соответствии с п. 4 ст. 15 Закона о языках народов РФ граждане вправе обращаться в государственные органы, организации, на предприятия и в учреждения РФ с предложениями, заявлениями, жалобами на государственном языке РФ, родном языке или на любом другом языке народов РФ, которым они владеют. Однако, как установлено в п. 5 той же статьи, в случае невозможности дать ответ на такие предложения, заявления и жалобы на языке обращения используется государственный язык РФ. В то же время в соответствии с положением п. 4 ст. 3 данного Закона в местности компактного проживания населения, не имеющего своих национально-государственных и национально-территориальных образований или живущего за их пределами, наряду с русским языком и государственными языками республик, в официальных сферах общения может использоваться язык населения данной местности. Порядок использования языков в таких местностях определяется законодательством РФ и субъектов РФ.

Обязанность официального (публичного) общения на государственном (русском) языке как определенное ограничение права выбора языка общения не подлежит расширительному толкованию как очевидно неправомерному. Так, постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.12.2004 был удовлетворен иск ОАО о признании незаконным решения ИМНС об отказе в возмещении из бюджета НДС по экспортным операциям, поскольку НК не установлена обязанность налогоплательщика представлять в налоговый орган для подтверждения правомерности применения налоговых вычетов перевод на русский язык международных транспортных, товаросопроводительных документов (коносамента) и таковые не относятся к документам официального делопроизводства в России (в смысле установлений ст. 16 данного Закона; кроме того, в п. 2 ст. 22 этого Закона прямо указывается, что делопроизводство в сфере обслуживания и коммерческой деятельности ведется на государственном языке РФ и иных языках, предусмотренных договорами между деловыми партнерами).

В соответствии с положением ч. 2 ст. 5 Закона о языках народов РФ в ряде федеральных законов предусматривается в качестве гарантии лицам, не владеющим русским языком, при реализации и защите ими своих прав и законных интересов на территории РФ обеспечение их права на пользование услугами переводчиков (см., например, ч. 2 ст. 9 ГПК РФ, п. 2 ст. 97 НК, п. 5 ст. 373 Таможенного кодекса и др.).

Особые гарантии комментируемого конституционного права установлены для судебной сферы. При осуществлении судами правосудия, согласно п. 3 ст. 10 Закона о судебной системе РФ, участвующим в деле лицам, не владеющим языком судопроизводства, обеспечивается право выступать и давать объяснения на родном языке либо на любом свободно избранном языке общения, а также пользоваться услугами переводчика. В процессуальных кодексах это положение конкретизируется по кругу лиц и содержанию их правомочий (ст. 18 УПК РФ, ст. 9 ГПК, ст. 12 АПК, ст. 24.2 КоАП РФ). Аналогичные положения предусмотрены и в ст. 33 Закона о Конституционном Суде РФ.

В целях обеспечения прав и законных интересов инвалидов в соответствии с положениями ч. 2 ст. 14 Федерального закона от 24.11.1995 N 181-ФЗ “О социальной защите инвалидов в Российской Федерации” (в ред. от 14.07.2008) средством межличностного общения в Российской Федерации признается и язык жестов. В целях реализации данного Закона постановлением Правительства РФ от 07.12.1996 N 1449 “О мерах по обеспечению беспрепятственного доступа инвалидов к информации и объектам социальной инфраструктуры” компетентным федеральным органам исполнительной власти предписано: предусматривать при формировании бюджетных заявок средства для организации скрытого субтитрирования общественно значимых, информационных и других телепрограмм, в том числе освещающих проблемы социальной интеграции инвалидов в общество; принять меры по дальнейшему развитию сурдоперевода разножанровых общественно значимых и информационных телепрограмм для инвалидов с нарушением слуха, выпуску кино- и видеопродукции с субтитрами, подготовке теле- и радиопрограмм публицистической, образовательной, научно-познавательной и культурно-просветительной направленности, адресованных инвалидам, и программ по заявкам инвалидов.

2.3. В ряду нормативных конкретизаций комментируемого права находится конституционное правомочие на свободный выбор языка обучения. Правовые режимы языков обучения конкретизируются законодателем. Так, в соответствии с п. 2 ст. 6 Закона об образовании граждане РФ имеют право на выбор языка обучения в пределах возможностей, предоставляемых системой образования. В отношении детей право выбора образовательного учреждения с тем или иным языком воспитания и обучения принадлежит родителям или лицам, их заменяющим в соответствии с законодательством РФ (п. 3 ст. 9).

По Конституции (п. “е” ст. 71) установление основ федеральной политики в области культурного и национального развития РФ, составной частью которой является государственная языковая политика, находится в федеральном ведении. Общие вопросы языковой политики в области образования регулируются Законом о языках народов РФ. Конституционную ценность всех языков народов РФ подтверждает конституционный запрет пропаганды языкового превосходства (ч. 2 ст. 29 Конституции). Наряду с этим в последнее время актуализирована проблема статуса национальных языков. При этом критика российского законодательства, как якобы не обеспечивающего международные стандарты недискриминации в этой сфере, часто строится на неверно воспринимаемой модели федеративной целостности РФ. Во многом с этим была связана постановка вопроса в порядке конституционной жалобы о праве республик в составе РФ самостоятельно определять графическую основу своих языков, получившего разрешение в Постановлении КС РФ от 16.11.2004 N 16-П, касающемся ряда законов Республики Татарстан*(263).

Как подчеркнул Конституционный Суд, право республик в составе РФ устанавливать свои государственные языки и использовать их в отношениях и связях публично-властного характера наряду с общегосударственным (русским) языком признано Конституцией (ч. 2 ст. 68) с учетом исторически и национально обусловленных особенностей конституционно-правового статуса этих субъектов. Право же каждого из народов РФ на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития также гарантируется (ч. 3 ст. 68 Конституции), но к государственным языкам республик должны предъявляться особые требования по сравнению с иными языками, не имеющими статуса государственных.

Легальное установление графической основы алфавита государственного языка должно быть обусловлено суверенной государственной волей и соответствующими общенародными интересами. Изменение графической основы государственного языка настолько затрагивает возможность пользования им, что для большого круга лиц (граждан и неграждан) это будет означать ограничение основных прав и свобод как в собственно языковой сфере, так и по целому ряду направлений публично значимого и публично зависимого самоопределения. Не все, но многие будут лишены возможности полноценного политического участия и диалога с публичной властью (с учетом реалий делопроизводства), как и пользования социокультурными благами. Поэтому только федеральный законодатель вправе установить такие ограничения в силу общих конституционных усмотрений. Подобному решению должен предшествовать вывод о заинтересованности в его последствиях всего российского народа, и соответственно каждого индивида, обладающего конституционным правосознанием. Настаивать же на исключительной компетенции республик устанавливать свои государственные языки можно, только игнорируя исторически сложившееся и конституционно закрепленное единство правового поля РФ, равенство прав и свобод человека и гражданина.

Весь опыт исторического развития Российской Федерации убедительно подтверждает, что, как установлено в Федеральном законе “О государственном языке Российской Федерации”, именно русский язык объективно является языком, способствующим взаимопониманию, укреплению межнациональных связей народов РФ в едином многонациональном государстве. Защита и поддержка этого языка способствуют приумножению и взаимообогащению духовной культуры народов РФ. В целях обеспечения функционирования русского языка в качестве государственного языка РФ, употребления его в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях на всей ее территории Закон о языках народов РФ предусматривает его изучение в общеобразовательных учреждениях и образовательных учреждениях профессионального образования, имеющих государственную аккредитацию образовательных учреждениях, за исключением дошкольных образовательных учреждений, которое регулируется государственными образовательными стандартами (п. 2 ст. 10). Как указал Конституционный Суд, в силу этих, соответствующих Конституции установлений, законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ в области образования не могут ограничивать права граждан, связанные с обучением и преподаванием русского языка.

Вскоре после принятия указанного Постановления КС РФ Верховный Суд Республики Татарстан решением от 28.12.2004 удовлетворил заявление Прокурора Республики Татарстан о признании противоречащим федеральному законодательству и недействующим Закона Республики Татарстан от 15.09.1999 “О восстановлении татарского алфавита на основе латинской графики”*(264).

В качестве примера неконституционного ограничения права на свободный выбор языка обучения можно указать на Закон Республики Адыгея от 06.01.2000 “Об образовании”, в ч. 5 ст. 6 которого устанавливалось, что в образовательных учреждениях республики (общеобразовательных школах с первого класса, учреждениях начального, среднего и высшего профессионального образования), обучение в которых ведется на русском языке, для обучающихся адыгейцев вводится адыгейский язык в качестве обязательного учебного предмета. Верховный Суд Республики Адыгея решением от 19.12.2006 признал данное положение противоречащим федеральному законодательству, устанавливающим не вытекающую из федерального законодательства и в нарушение республиканского законодательства об образовании обязанность изучения адыгейского языка обучающимися адыгейцами, т.е. допустил ущемление и ограничение прав граждан по их языковой и национальной принадлежности*(265).

2.4. Конституционное право на свободный выбор языка воспитания тесно связано с публичной и частной (семейной) образовательной практикой. Показательно, что в приведенном выше решении ставился вопрос об одновременном нарушении (неконституционном ограничении) прав на образование и воспитание. Аналогичным образом эти права представлены и в Законе о языках народов РФ, где в п. 3 ст. 9 отдельно конкретизируется также принадлежащее родителям или лицам, их заменяющим в соответствии с законодательством РФ, право выбора образовательного учреждения с тем или иным языком воспитания и обучения детей. О неразрывности языков обучения и воспитания в образовательном учреждении говорится и в Законе об образовании (п. 3 ст. 6). Самостоятельная нормативная конкретизация этого конституционного права наиболее значима для практики семейных отношений, в рамках которых оно представлено правом родителей воспитывать, с одной стороны, и правом детей быть воспитываемыми на свободно выбранном языке – с другой.

В соответствии с положениями п. 1 ст. 63 СК РФ родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми другими лицами, несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, в том числе в психическом, духовном и нравственном аспектах. При этом родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей, обеспечение которых должно быть предметом основной заботы родителей. Все вопросы, касающиеся воспитания и образования детей, решаются родителями по их взаимному согласию, исходя из интересов детей и с учетом мнения детей (ст. 65 СК).

Вопрос о языке общения (воспитания, образования) родителя с ребенком может быть актуализирован в ситуации раздельного проживания родителей, в особенности если у них разные родные языки. При отсутствии совместного места жительства родителей и детей права и обязанности родителей и детей определяются законодательством государства, гражданином которого является ребенок. Статья 66 СК закрепляет права родителя, проживающего отдельно от ребенка, на общение с ребенком, участие в его воспитании и решение вопросов получения ребенком образования. При этом с учетом исключительной роли языка в деле формирования человеческой личности родитель, с которым проживает ребенок, не должен препятствовать общению ребенка с другим родителем на языке, выбранном этим родителем, если такое общение не причиняет вред физическому и психическому здоровью ребенка, его нравственному развитию.

2.5. Конституционное право на свободный выбор языка творчества конкретизируется, в частности, в гражданском законодательстве об авторских правах. В п. 1 ст. 1259 ГК устанавливается, что объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства, независимо от способа их выражения; к числу таких способов (средств) выражения (объективирования) относится прежде всего выбранный автором язык. В п. 3 той же статьи письменная и устная формы (в виде публичного произнесения, публичного исполнения и иной подобной формы) первыми называются в ряду возможных форм объективирования обнародованных и необнародованных произведений, на которые распространяются авторские права. В соответствии со ст. 1261 ГК авторские права на все виды программ для ЭВМ (в том числе на операционные системы и программные комплексы), которые могут быть выражены на любом языке и в любой форме, включая исходный текст и объектный код, охраняются так же, как авторские права на произведения литературы.

Особые регулирующие требования пользования этим правом предусмотрены для оформления патентов на изобретения. Согласно п. 2 ст. 1374 ГК РФ заявление о выдаче патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец представляется на русском языке. Прочие документы заявки представляются на русском или другом языке. Если документы заявки представлены на другом языке, к заявке прилагается их перевод на русский язык. Аналогичный режим правопользования установлен и для оформления патентов на селекционные достижения (ст. 1433).

В качестве специальной (режимной) гарантии обеспечения пользования правом на свободный выбор языка творчества в п. 3 ст. 1382 ГК устанавливается возможность публичного требования от лица, заявляющего о намерении воспользоваться правом конвенциального приоритета в отношении заявки на изобретение, представления перевода на русский язык первой заявки на изобретение только в том случае, когда проверка действительности притязания на приоритет изобретения связана с установлением патентоспособности заявленного изобретения.

Механизм установления приоритета селекционного достижения включает обязанность заявителя представить копию первой заявки, заверенную компетентным органом соответствующего иностранного государства, и ее перевод на русский язык (п. 3 ст. 1434 ГК РФ). В ст. 1396 ГК возможность удовлетворения просьбы о досрочном рассмотрении уполномоченным органом международной заявки на изобретение или полезную модель связывается с условием подачи такой заявки на русском языке или представления заявителем перевода на русский язык международной заявки, поданной на другом языке.

Комментарий к Ст. 26 Конституции Российской Федерации

1. Важным критерием свободы личности является предоставляемая и гарантируемая законом возможность ее самоидентификации. В соответствии с ч. 1 ст. 26 Конституции РФ за каждым в Российской Федерации закрепляется право определять и указывать свою национальную принадлежность. В то же время никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности. Действующая российская практика пошла именно в этом направлении. Так, во время всероссийской переписи в 2002 г. в России впервые была применена общемировая практика самоидентификации, человек получил возможность добровольно самоопределиться в национальной (этнической) принадлежности. В результате вместо 126 национальностей на территории России было зафиксировано 176 этнических групп и народов. Были обнаружены новые малые народности Алтая, Дагестана, Удмуртии, Татарстана и др.*(112)

В основе национальной самоидентификации личности лежит не просто желание быть лицом определенной национальности, а осознание своей принадлежности к определенной этнической общности по причине духовной связи общим языком, культурой. При этом самоидентификация не обязательно должна определяться чисто этно-национальным происхождением, т.е. национальностью родителей. Безусловно, это доминирующий фактор, и именно с ним обычно связано восприятие национальной принадлежности как в однонациональной семье, так и в смешанной, где выбирается национальность одного из родителей. Тем не менее человек в силу жизненных обстоятельств может оказаться в иной национально-культурной и языковой среде, получить в ней воспитание и развитие, воспринять язык, национальную культуру, психологию другой этнической общности, осознать свою принадлежность к ней. И по смыслу Конституции РФ человек вправе определить свою национальную принадлежность независимо от этно-национального происхождения.

С юридической точки зрения определение национальной принадлежности не влечет за собой каких-либо правовых последствий, ибо национальность не может служить основанием для предоставления лицу каких-либо особых привилегий. Конституция РФ (ст. 19) гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от расы и национальности. Уголовный кодекс РФ предусматривает уголовную ответственность за нарушение равенства прав и свобод в зависимости от расы и национальности граждан (ст. 136). В то же время значение национальной принадлежности человека не следует недооценивать. Право на сохранение и развитие национально-культурных особенностей входит в состав основных, неотъемлемых прав народов и отдельной личности, провозглашенных в международно-правовых актах и национальном законодательстве государств.

2. Часть 2 ст. 26 Конституции РФ закрепляет за каждым право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества.

Язык — важнейшее средство человеческого общения, неотъемлемый элемент любой этнической общности, ее культуры, основная форма проявления национального и личностного самосознания.

Конституция РФ, гарантируя сохранение и равноправие языков народов России, их самобытное развитие, признает прежде всего право каждого на пользование родным языком. Родным является обычно язык этнической общности, к которой принадлежит индивид. Однако, судя по данным переписей населения, не единичны случаи, когда люди считают родным язык других этнических общностей.

Конституционные гарантии прав личности в языковой сфере, предусмотренные в ч. 2 ст. 26 Конституции РФ, необходимо рассматривать в единстве с другими конституционными положениями — о равенстве прав и свобод человека и гражданина независимо от языка (ч. 2 ст. 19), о праве республик устанавливать свои государственные языки и о гарантировании всем народам России права на сохранение родного языка (ст. 68).

Основным законом, конкретизирующим гарантии равноправия языков народов России, прав народов и личности на сохранение и всестороннее развитие родного языка, свободу выбора и использования языка общения, является Закон РФ от 25 октября 1991 г. N 1807-1 «О языках народов Российской Федерации» (с посл. изм. и доп.)*(113).

Существенной особенностью правовой регламентации в сфере языкового общения является то, что не устанавливается никаких правовых норм использования языков народов России в межличностных неофициальных взаимоотношениях, а также в деятельности общественных, религиозных объединений. Это одна из конкретных гарантий действительно свободного выбора языка общения.

Человек может пользоваться своим языком, где бы он ни находился, имеет равные языковые права независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, отношения к религии и места проживания.

Многосторонние связи между различными частями многонационального российского государства, миграция населения и иные факторы интернационализации требуют обеспечить возможность каждому человеку, проживающему в России, свободно использовать не только свой язык, но и любой другой, которым он владеет. В государстве, заботящемся о личности и ее интересах, не должно быть никаких препятствий, ограничений и привилегий по языковому признаку. Никто не вправе навязывать человеку использование того или иного языка помимо его воли. Нарушение языковых прав народов и личности влечет за собой ответственность согласно федеральному закону.

В соответствии с ч.1. ст. 15 Основного закона страны:

«Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.»

Каково же реальное наполнение указанной конституционной нормы? Как складывается административная и судебная практика применения этого важнейшего конституционного права?
На сегодняшний день отсутствует федеральный закон, регламентирующий условия и порядок реализации права указывать свою национальность.
Однако, получила свое распространение судебная практика по заявлениям граждан об установлении фактов принадлежности к определенной национальности. Как правило, это связано с получением определенных льгот, пособий, компенсация и привилегий в России и по большей части за рубежом.
Зачастую граждане не согласны с национальностью, которую им определили родители в свидетельстве о рождении. Граждане обращаются с заявлениями в ЗАГС об изменении таких сведений, однако органы местного самоуправления отказывают им, ссылаясь на отсутствие полномочий и пробелы в законодательстве.
Выход — обращение в суд с заявлением об установлении фактов принадлежности к определенной национальности, при котором следует учитывать следующее:

  1. Заинтересованными лицами следует указывать местный ЗАГС и отдел УФМС.
  2. В обоснование заявление необходимо указать факты отказа ЗАГСа и письмо уполномоченного зарубежного государственного органа о необходимости указания национальности в официальных документах. Письмо должно быть переведено у сертифицированного российским нотариусом переводчика и нотариально удостоверено.
  3. Должны быть соблюдены формальные требования ст.ст. 264 — 267 Гражданского процессуального кодекса РФ

Следует иметь ввиду, что действующим законодательством порядок определения национальной принадлежности гражданина не установлен.
Статьей 264 ГПК РФ установлен открытый перечень фактов, имеющих юридическое значение.
Вместе с тем, поскольку Конституция РФ, включая нормы ч. 1 ее ст. 26, имеет высшую юридическую силу и прямое действие, установление национальной принадлежности в судебном порядке посредством установления соответствующего юридического факта представляется допустимым, в связи с чем, суды удовлетворяют заявленные требования, т.к. в ином порядке установление данного факта невозможно.

Право на выбор национальности

Статья 27 Конституции:

1. Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.

2. Каждый может свободно выезжать за пределы Российской Федерации. Гражданин Российской Федерации имеет право беспрепятственно возвращаться в Российскую Федерацию.

Свобода передвижения означает свободный выбор того, где находится, проживать в определенный момент времени. Это личное заградительное право. Т.к. этому праву может мешать осуществлению этого права. Государство не должно устанавливать ограничение этому праву. Например, супруги находятся в разных местах, и это им гарантировано конституцией.

В первую очередь это связано с государством, т.к. ему необходимо знать где и зачем находятся граждане (например, военная служба, избирательные функции). Если граждане перемещаются, как броуновское движение-то это очень сложно отследить их для государства. Поэтому в СССР появляется институт «прописки». Это значит право на проживание в определённом месте. В более строгие времена необходимо было получение выдать паспорт (например, колхозы). Без права проживать в определенном городе, нельзя было получить работу. Ограничение, вводимое пропиской, ограничивало все другие конституционные права, поэтому КС признал огромное число законов не соответствующими конституции. Вместо прописки в настоящее время появляется новый институт – «регистрация». Например, можно голосовать при наличии регистрации. Следовательно, БОМЖи лишались, например, права голосовать вследствие отсутствия регистрации, точнее не лишались, а просто не могли его осуществить. В этом смысле фактически нарушалось данное право, т.е. ст. 27 фактически ограничивала возможность голосовать. Теперь при предъявлении паспорта, можно проголосовать. В этом состоит и свобода передвижения – когда не ограничиваются права вследствие проживания в любом месте РФ.Свобода передвижения защищает и другие права, запрещая ограничения прав вследствие привязки к определенному месту.

Свобода избирать место жительства- возможность проживать в любом городе независимо от разрешения, а его регистрация последствие после приобретения жилой площади. Это чрезвычайно важное право было выстрадано нашим государством. Это право гарантируется каждому, кто законно находится на территории РФ.

Что значит законность? Нахождение на территории РФ граждан – законно. В соответствии с ч.2 ст.27 никто не может быть лишен права возврата на Родину (А.В. Ильин проводит здесь отождествление Родины и РФ).

Не может быть распространено на иностранцев и лиц бгражданства. В отношении их может быть ограничено право свободы передвижения по территории РФ. Каждое государство может ограничить въезд граждан другого государства на свою территорию без объяснения причин. Это и есть суверенитет государства. Теперь гражданин РФ не может быть выслан, т.к. он не может быть лишен гражданство. Нельзя лишить гражданства. Ч.3 ст.6 КРФ

1.Гражданство Российской Федерации приобретается и прекращается в соответствии с федеральным законом, является единым и равным независимо от оснований приобретения.

2.Каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации.

3.Гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства или права изменить его.

Бельгийские полицейские взяли наркоторговца. Он съел наркотик, но т.к. бельгийские полицейские вкалывают рвотное средство, то, изрыгнув наркотик, съеденный задержанным ранее, полицейские указали, что он сам предоставил им доказательства. Пожаловавшись в ЕСПЧ, наркоторговец получил ответ о том, что он был вынужден свидетельствовать против себя.

Речь идет об иностранных гражданах и лиц бгражданства. Этим категориям можно получать визу на въезд и выезд. Бывает вид на жительство (разрешение на проживание) бывает рабочая виза (на проживание и труд). Если срок истекает, лицо подлежит высылке (реамнистии) из РФ. Сноуден, например, может ездить куда угодно по РФ вплоть до истечения срока действия документов (либо продление этих разрешений). Кроме того, разрешение на работу квотируется. Но на обычные визы оно, как правило, не распространяется. Данное права регулируется «Законом о порядке въезда и выезда в РФ» (это административное право)

По ч.1 ст.7 может быть ограничения на территории РФ, т.к. есть определенные местности, которые нельзя посещать (например, приграничные зоны, закрытые административные территориальные образования), но такой запрет может быть неконституционен. Не только для иностранных граждан, но и граждан РФ. Вход на юрфак только по карточкам- не ограничение ч.1 ст.27, т.к. это не публичное место. Частный сервитут-частные территории не обеспечивают осуществление права передвижения.

Ч.2 ст.27. Каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации.

Очень важное право очень право свободно выезжать. Раньше вы должны были получать не только въезд, но и выезд визу. Теперь все могут беспрепятственно покидать РФ. Это право характеризует свободу. Тюрьма характеризует ограничение свободы, т.к. нет права выходить. Поэтому с этой точки зрения страну можно сравнить с тюрьмой, если нет права покидать страну. Все вопросы на таможне на выезде-противоправны. Чтобы лицо воспользовалось правом выезда, необходим загранпаспорт, кроме того он использоваться как механизм ограничения выезда. Может быть отказано в выезде из РФ – доступ к гостайне. Без загранпаспорта невозможно выехать за пределы РФ. Для всех служащих павоохранительных органов действует разрешительный режим – необходимо получение разрешение на паспорт, а потом разрешение на выезд.

ЗАДАЧА. Закон «Об исполнительном производстве» разрешает на полгода запретить выезд гражданам, которые имеют задолженность по решению суда. Часто граждане узнают об этом только на таможне.

Конституционно это или нет? Здесь выступают следующие права:

1) право на свободу передвижения

2) право на судебную защиту и исполнение судебного решения.

Где граница одного права, а где другого? Необходимо анализировать пропорциональность этих прав. В таком случае, надо смотреть с какой целью человек выезжает. Как запрет – неконституционен (т.к. он не дифференцирован). С одной стороны – личное право и его реальное ограничение. С другой- имущественные. Личные дороже, т.к. их границы менее поддаются сужению. Надо понимать, где границы этого права. Само по себе ограничение выезда. Здесь несоразразмерно. Дифференцировать из цели поездки – невозможно.

Другие способы ограничений. Самый распространенный запрет – если выезд с несовершеннолетним – необходимо соглашение обоих родителей. Если один из родителей отказывает, то получается, что один человек может запретить выезд другого человека, тем самым ограничивая его право на свободу передвижения. Здесь необходимо проверить по какой причине выезжает ребенок.

Что касается государственной тайны – лицо имеющее доступ к ней, то лицо не может без разрешения выезжать долгое время. В настоящее время необходимо получать разрешения. Этот запрет вводится в целях ограничения государственной безопасности.

Полковник генштаба судился об обеспечении жилого помещения в ЕСПЧ. Приходит он в генштаб дать разрешение на выезд в Страсбург. Начальник генштаба отвечает, что нашего полковника самый высокий доступ, значит, ему нельзя выезжать 25 лет. Далее полковник опять обращается в ЕСПЧ, т.к. запрет на выезд на заседание. Вместо того, чтобы его пустить полковника, генштаб говорит, что он не выездной. ЕСПЧ постановляет, что даже на заседание ЕСПЧ он не может выехать. Полковник жалуется в КС, но тот отвечает, что все конституционно.

Конституционно ли это? Может ли полковник все разболтать, не выезжая за пределы РФ? Может. Следовательно эта цель (цель сокрытия гостайны) – не будет достигнута, но будет достигнута цель наказания за разглашения гостайны.

Президент, депутаты, бывший президент имеют право на выезд.

Следовательно, в данном случае вопрос цели. Могут ли права отдельных личностей ограничены для интересов государства. Ч.4 ст.29 КРФ – Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

а также другие способы, которыми определяется гостайна.

Лучше всего все дифференцировать и исходить из конкретной ситуации, но правоприменитель не сможет охватить все аспекты, поэтому наше законодатель либо все разрешает, либо все запрещает.

Следовательно, устанавливает определенные сроки, т.к. идет расчет на то, что это будет уже не тайна по пришествии этого времени. В случае продление срока невыезда из-за гостайны, никто не сможет проверить правдивость этого факта, т.к. это гостайна. Вследствие этого, это нарушения. Т.к. право содержит въезд и выезд.

С такими правами надо быть аккуратными. Следовательно, ограничивая это права для военнослужащего полностью, т.к. возможно наступление военного времени.

Каждый, кто законно находится, может выезжать. А неконституционно, т.к. на длительное время это лицо ограничено в праве свободы передвижения ради эфемерных целей.

В случае содержания в местах лишения свободы – это право ограничивается для достижения других целей. Ограничение права выезда в таком случае будет законно.

Признаки принадлежности к нации

Помимо субъективной самоидентификации, то есть внутреннего уверения человека в принадлежности к той или иной нации, существуют и вполне объективные признаки, по которым можно определить национальную принадлежность того или иного индивидуума.

Разберем их подробнее:

Общность языка

Каждой нации присущ тот или иной язык. При этом отдельные языки могут иметь общее происхождение и быть в употреблении родственными народами. Так, к примеру, к восточнославянской языковой группе относятся русский, белорусский и украинский языки.

Однако владение тем или иным языком не является определяющим при определении национальной принадлежности. Так, на русском языке разговаривают многие неславянские народы РФ и бывшего СССР.

Справка! Русский выступает языком не только русского народа, но и является средством межнационального общения.

Культура

Каждому народу свойственны определенные культурные особенности, которые включают в себя фольклор, обычаи и традиции. Однако в эпоху глобализации культурные различия между народами постепенно стираются.

Антропологические характеристики

Учеными подмечено, что представители разных народов имеют определенные черты внешности, свойственные только им. Однако в крупных этнических общностях антропологические характеристики могут разниться, что видно на примере русского народа, к которому причисляют себя люди с совершенно разной внешностью.

Отдельно следует выделить религиозную идентичность. К примеру, евреями могут считаться все исповедующие иудаизм, поскольку именно религия в данном случае является определяющим фактором самоидентификации народа.

Таким образом, указанные выше признаки могут лишь косвенно свидетельствовать о национальной принадлежности. Говорить о принадлежности человека к той или иной общности можно же при сочетании внешних признаков и внутренней самоидентификации человека.

Нацпринадлежность как социальная характеристика

При всей относительности понятия «национальная принадлежность» нельзя не отметить ее важное социальное значение. Так, принадлежность человека к той или иной общности оказывает заметное влияние на его становление как личности, а также на менталитет.

Учитывая это важное значение национальной принадлежности, российское государство гарантирует поддержку всех этносов, проживающих на территории страны.

Важно! Отдельные народы на территории РФ (преимущественно проживающие на севере Сибири) являются исчезающими по причине малого количества представителей и ассимиляции. В этой связи граждане, принадлежащие к этим народам, имеют определенные льготы и послабления (к примеру, освобождены от срочной службы в армии).

Правовой статус коренных малочисленных народов России

Каждый гражданин имеет право на добровольное национальное самоопределение и оказание содействия развитию своей национальной культуре и языка. принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской

Каждый гражданин имеет право на добровольное национальное самоопределение.

Нормативно-правовое регулирование государственной…

Государственная национальная политика Российской Федерации призвана решить следующие цели

– обеспечить равные права и свободы человека и гражданина независимо от его национальности, расы, языка, религиозных взглядов и других обстоятельств

– формирование условий для сохранения и развития этнокультурного многообразия народов России

Право народов на самоопределение

Зарождение идеи национального самоопределение восходит к таким мыслителям как Джон Локк, Жан Жак Руссо, Гуго Гроций.

Стремясь расположить к себе народы Российской империи, Ленин и другие большевики пообещали реализовать право на самоопределение.

Современное понимание принципа единства гражданства…

Гражданин Республики Татарстан одновременно является гражданином Российской Федерации». Сущность гражданства заключается в принадлежности к народу, а не к отдельной нации или народности, их чего и исходит принцип.

Случаи из судебной практики

Зачастую принадлежность к той или иной национальности является предметом судебных разбирательств. Разберем подробнее несколько связанных с этим примеров:

  1. Гражданин О. обратился в Нововаршавский районный суд Омской области с заявлением об изменении национальности. Заявитель указал, что он родился в смешанной семье (мать была русская, отец – немец). При получении паспорта СССР гражданин О. был записан как русский. Однако на момент подачи заявления он планирует эмигрировать в Германию, для чего ему необходимо подтвердить немецкие корни. Суд удовлетворил заявление, сославшись на ч. 1. ст. 26 Конституции РФ
  2. Гражданка Романова обратилась в Вилючинский городской суд Камчатского края с заявлением об установлении национальной принадлежности. В заявлении она просила установить ее национальность как камчадалку на основании того, что ее бабушка по отцовской линии принадлежала к этому народу. Кроме этого, Романова активно участвовала в деятельности организации «Вилючинское объединение малочисленных народов севера». Суд, на основании представленных Романовой о национальной принадлежности ее родственников к камчадалам, а также конституционной норме о национальной самоидентификации, постановил признать заявительницу принадлежащей к данному народу. На основании судебного решения Романова получила право на определенные льготы, положенные малочисленным народам севера.
  3. Гражданин обратился в Ленинский районный суд города Краснодара с заявлением об оспаривании отказа органа ЗАГС о внесении изменений в актовую запись о рождении. По существу установлено, что заявитель имеет смешанное происхождение (мать – немка, а отец является русским). Гражданин обратился в ЗАГС Западного внутригородского округа г. Краснодара с заявлением об изменении записи акта о рождении с национальности «русский» на национальность «немец», однако в этом ему было отказано.

Суд, руководствуясь ч. 1 статьи 26 Конституции РФ, признал отказ органа ЗАГС незаконным и обязал внести соответствующие изменения в актовую запись.

Источники

  • https://moluch.ru/archive/241/55493/
  • http://zags.kurganobl.ru/opredelenie_nacionalnosti.html
  • https://consultant-mos.ru/zakony/konstitutsiya-rf/statya-26-konstitutsii-rossijskoj-federatsii.html
  • http://ConstRF.ru/razdel-1/glava-2/st-26-krf
  • http://konstRF.ru/26
  • https://pravorub.ru/articles/33535.html
  • https://cyberpedia.su/8×9700.html
  • https://const-rf.ru/faq/natsionalnaya-prinadlezhnost.html

[свернуть]
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: