В чем проявляется стремление к взрослости? - Менеджмент

 В чем проявляется стремление к взрослости?

Лекции по дисциплине “Педагогическая психология”

 Подростки очень чувствительны к внешним формам обращения к себе как к взрослой личности. Отчетливо обнаруживается тяготение к внешним формам проявления взрослости (манера ходить, одеваться, разговаривать), которые могут принять и отрицательные формы (курение, выпивка, развязный, грубый тон и т. п.). Возникает ориентация на качества «настоящего мужчины» и «настоящей женщины», подражание избранным образцам. «Моделью» могут быть родители, герои кинофильмов, книг и т. д. Могут стать моделью и сверстники, выделяющиеся из окружающих какими-то особыми качествами, заметными достижениями.Взрослые становятся и образцами в деятельности. Подростки овладевают в общении с ними многими полезными навыками и умениями. Тяготение к взрослым — противоречивое и сложное явление. В нем существует целый ряд противоречий психолого-педагогического плана.

Противоречие первое — между физическим, физиологическим ощущением себя взрослым и реальным положением ребенка, официальным статусом школьника. Во многом это связано с разрывом между реализацией потребностей «быть» и «казаться». «Быть» — не удается, остается только «казаться».

Противоречие второе. В отношениях с подростком родители и учителя часто обращаются к нему как к ребенку, когда речь идет о его правах, но взывают к его чувству взрослости, когда напоминают о его обязанностях. Подросток предпочитает обратную зависимость.

Противоречие третье. Многие родители и педагоги постоянно ставят задачи развития подростковой самостоятельности, но одновременно не могут преодолеть в себе барьер, ограничивающий ее «взрослые» проявления. Между «нужно» и «опасно». Можно предположить, что речь идет о боязни некоторых взрослых потерять свой престиж, свои права на доминирование. Очевидно, наиболее сильно опасение (неосознанное) потерять возможность управления подростковой самостоятельностью, ее стихией, обнаружить тем самым свою педагогическую несостоятельность.

Превращение общения подростков в самостоятельный вид деятельности

Оно выходит далеко за рамки учебы, становится гораздо содержательнее, сложнее, многообразнее, чем у младших школьников. Общение со сверстниками становится большей ценностью, чем с родителями, ближними. Основным содержанием общения подростков становится поиск взаимоотношений, взаимной деятельности. Все это направлено на формирование идеала друга, исправление недостатков не только другого, но и самого себя. Идеал подростковых отношений — «всегда вместе, все пополам». Отсюда требование: взаимная откровенность, сопереживание и умение хранить тайну. Все вместе взятое формирует способность ориентироваться на требования сверстников, учитывать их. Большое место в общении подростков занимают так называемые разговоры. В них заключен и обмен информацией, и согласование оценок, и выработка каких-то общих позиций. Даже разговоры «по пустякам» имеют огромное психологическое значение в самопознании необъятного мира человеческих отношений.

Потребность самоутвердиться, занять достойное место в коллективе.

Это одна из самых главных, основополагающих потребностей подросткового детства. Если для дошкольников мнение родителей было наиболее авторитетно, если для младших школьников наиболее убедительно мнение учителя, то для подростков наиболее значимо мнение сверстников, коллектива класса. Подростки очень болезненно реагируют на каждый факт, который вредит их престижу в глазах товарищей. Знание этих особенностей позволяет родителям и педагогам успешно обходить трудности. Если же они не учитываются, то у подростков могут сформироваться устойчивые отклонения в поведении и нравственном развитии, приводящие в конечном итоге не только к проступкам, но и правонарушениям.

Процесс самоутверждения может идти различными путями, но главный канал — «играние ролей» (социально-психологический термин), причем, именно тех, на которые подросток претендует. Из них наиболее характерны:

•        «Умный». Подростки, претендующие на признание своих интеллектуальных способностей. Характерно, что на эту роль претендуют не только отличники или «хорошисты». У подростков, особенно 5 — 6-х классов, высоко котируется не успеваемость, а сообразительность, начитанность, эрудиция. Во всяком случае, есть немало подростковых коллективов с низким интеллектуальным уровнем, в которых быть отличником не только не престижно, но и «опасно». Их воспринимают как «зубрил», «выскочек» и т. п. Подростки спокойно воспринимают упреки учителей в том, что они «способные, но ленивые», однако не прощают даже намека на «тупость», «неспособность». Особенно в тех случаях, когда они произносятся публично.

«Сильный, смелый, волевой». Школьники, самоутвердившиеся спортивными достижениями, отличаются от сверстников хорошим физическим развитием, превосходят сверстников силой, волей. Их авторитет поддерживается мнением одноклассников и учителей о том, что они представляют и защищают честь коллектива. Статус «сильных» подростков можно считать вполне благополучным. Но существует и несколько «подводных камней», о которые может разбиться это благополучие. Сильное увлечение «мужественными» видами спорта (бокс, борьба, штанга, хоккей, дзюдо и пр.) может отрицательно сказаться на неокрепшем, растущем организме подростков. Стремление некоторых тренерских школ привлекать к соревнованиям крупного масштаба 14 — 15-летних школьников (по гимнастике, например) приводит их к тяжелому физическому травматизму, они здоровьем расплачиваются за золото и серебро завоеванных медалей, за громкие титулы.

Вторая опасность заключается в том, что физическое превосходство некоторые школьники используют для грубого подчинения своей личности более слабых сверстников и, что еще страшнее, принимают участие в актах насилия, хулиганства. Наконец, сильное, одностороннее увлечение спортом может погасить интерес к другим видам деятельности, отрицательно сказаться на учебе. Таким образом, в оценке этого типа самоутверждения нужен диалектический подход, трезвый взгляд на вещи. Одними запретами, ограничениями положение не исправить. Важно распознать истинные мотивы самоутверждения.

«Активист». Подростки, нашедшие себя в активной общественной деятельности. Это, как правило, хорошие ученики, уважаемые члены коллектива. Но в общественной работе наиболее полно проявляются их качества лидера, умение вести за собой. Педагогически вполне оправданный, достойный путь самоутверждения. Однако и он содержит некоторые нюансы, мимо которых не стоит проходить. Общественная деятельность сама по себе еще не дает представления о личности, о ее нравственном содержании. Главное — мотивы. Во имя чего подросток проявляет активность? Для того, чтобы принести пользу? Чтобы проявить себя, утвердить свое лидерство? Создать видимость деятельности, ничего особенного не делая (синдром «мнимой активности»)? Последний вопрос должен всегда волновать педагога, потому что в нем могут скрываться очень нежелательные тенденции.

«Талантливый» – подростки, самоутверждение которых идет по пути развития каких-то творческих способностей. Это мастера «золотые руки», активные участники художественной самодеятельности, дискотек, члены технических кружков, школьных ансамблей, хоров, танцевальных групп. Их уважают в коллективе, к ним доброжелательны педагоги. Одна из наиболее благополучных групп подростков.

«Увлеченный» – подростки, которым свойственна тяга к сильным увлечениям типа: коллекционирование (монет, марок, этикеток и т. д.); меломания (коллекционирование дисков, тяготение к современным модным течениям и ритмам, поп-арт, тяжелый рок, диско, ламбада и т. п.). Все это можно было бы воспринимать как естественные возрастные проявления, но педагогика детства предусматривает неоднозначную оценку этого феномена.

Сильные увлечения могут настолько охватить психологическую сферу личности, что грозят превратиться в своеобразную доминанту, властно подчиняющую все интересы и помыслы подростка. Доминанта (ведущая идея) нередко трансформируется в состояние акцентуации, т. е. сверхценной идеи, которая находится как бы между нормой и патологией.

Акцентуация опасна тем, что порождает при неблагоприятных условиях социальные поступки, толкающие в некоторых случаях на правонарушения и даже преступления. Увлечение дисками толкает некоторых старших подростков на спекуляцию; коллекционирование — на кражу; увлечение тяжелым роком, «брейком» и другими сверхэмоциональными ритмами доводит порой до состояния невменяемости, толкает на ничем не мотивированные разрушительные действия, выступает, как утверждают медики, в чем-то эквивалентом наркотиков.

«Надежный друг, верный товарищ». Подростки, главное достоинство которых заключается в умении дружить, быть верными товарищеским обязательствам, неписаному «кодексу чести». Эта группа школьников может не иметь заметных успехов в учебе, в других видах деятельности. Но они пользуются симпатиями не только сверстников, но и педагогов, так как доброжелательны, уступчивы, дисциплинированны и т. д. Однако нельзя обольщаться. Именно в этой группе могут внезапно обнаружиться такие подростки, у которых «благонравное» внешнее поведение скрывает до поры до времени серьезные деформации личности. Возможны и роли сомнительные. Например, роль классного шута, местного острослова. С одной стороны, быть душой общества, быть остроумным человеком, уметь вызывать смех, поднять настроение окружающих — большой дар природы. Не каждому человеку он дан. Именно остроумные ребята всегда высоко котируются в своем ближайшем окружении. Однако есть школьники, которые выступают именно в роли шутов, паяцев, развлекающих окружающих не остротой, не глубиной ума, а грубыми пародиями, кривлянием, бестактными выходками. Трагедия этих школьников часто в том, что, избрав однажды эту роль и утвердившись в ней, они уже не могут избавиться от нее, как бы потом не стремились к этому. «Я снова занял в классе свое старое и насиженное место общепризнанного шута. Ребятам, конечно, весело, но мне это душу рвет… Класс я люблю, но люблю безнадежно. Класс живет, а я стою в стороне, хотя иногда меня «пускают», чтобы, послушав моих грошовых острот, посмеяться и снова оставить меня одного… Вообще, если я живу, то только не в классе. Я в классе поганка-мухомор…» (Дневник Пети Сагайдачного, ученика Московской школы № 211. М., 1963. С. 102, по кн.: Коломинский Я. Л. Психология личных взаимоотношений в детском коллективе. Минск, 1969. С. 111).

Это нежелательный путь самоутверждения, который может на время создать ощущение какого-то успеха, но лишь временное, иллюзорное. После него обязательно наступает отрезвление. И все-таки даже в этом стремлении видно хоть какое-то позитивное начало. Цель благородна — добиться признания, уважения окружающих. Средства сомнительны. Здесь не вина, а беда таких школьников. Вина здесь — учительская, родительская. Не сумели помочь, не подсказали вовремя.

Можно ли считать приведенную выше классификацию путей самоутверждения достаточно адекватной? Она носит ориентировочный характер. Возможно сочетание разных признаков, их переплетение.

Важно иметь в виду, что если подростка не удовлетворяют перечисленные выше роли, носящие позитивный или даже сомнительный характер, то он может пойти по пути негативного самоутверждения, играя роли «оппозиционера», «неподдающегося», «вожака» (неформального лидера).

Эти школьники демонстрируют свое негативное отношение к учителям, к нормам классной и школьной жизни, к учебе, к выполнению домашних заданий, прибегают к грубому физическому давлению, чтобы подчинить, запугать одноклассников. Нередко используют силу уличных приятелей из неформальных групп, угрожают связями с ними и т. д.

Естественно, эти действия не могут оставаться без педагогического внимания и соответствующих санкций (обсуждения, осуждения, вызовы на советы, комиссии, постановка на учет в ИДН и т.п.). В конечном итоге это подрывает положение «трудных». Вокруг них складывается обстановка психологической изоляции, порождающей эмоциональный дискомфорт. Возникает синдром «выталкивания из общих рядов», создающий дефицит полезного общения. Чтобы восполнить его, подростки ищут общения вне класса, школы, на улице, в сфере неформальных групп. Именно здесь, в свободном общении, они быстро находят себе партнеров по общению, которые, как и они, чувствуют себя «отверженными» в классных, школьных коллективах. Между ними быстро возникает взаимопонимание, складываются единые ценности, ориентации, носящие не только искаженный, но подчас и асоциальный характер («грубость — взрослость», «хулиганство — независимость», воровство — способ добычи материальных благ избранных, смелых, ловких людей и т.п.). Подобные взгляды толкают подростков на правонарушения и даже преступления. Вырвать подростков из неформальных объединений очень трудно. Здесь противодействуют два фактора.

Первый — психологический механизм взаимоодобрения. Его условная формула: «Тебя не признают — меня не признают. Ты меня уважаешь — я тебя уважаю. Мы — уважаемые люди!»

Второй — механизм неформальной зависимости, круговой поруки,

жесткой санкционированной ответственности («За вход — рубль, за выход —два»). Эти группы вырабатывают свои опознавательные символы (жаргон, жестикуляция, манера одеваться, стиль обращения и т. п.). «Отступников» могут сурово карать.

Создание ситуации успеха в наиболее значимых для подростков видах деятельности — самый эффективный путь предупреждения отрицательных тенденций в поведении и нравственном развитии подростков. Именно в этот период и происходит их стабилизация, если они возникли в предшествующий период.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: