Теории нормативных кризисов - Менеджмент

Теории нормативных кризисов

Лекции по дисциплине “Педагогическая психология”

На своем жизненном пути, от рождения и до смерти, человек преодолевает возрастные нормативные кризисы, разрушая что-то старое и отжившее и открывая для себя новые, ранее недоступные возможности личностного становления.

В настоящее время существует много психологических теорий (Л.И.Божович, Л.С.Выготский, З.Фрейд, Э.Эриксон и др.), авторы которых утверждают, что во время своего развития человек проходит несколько стадий. При переходе от одной возрастной ступени к другой возникает так называемый возрастной кризис, или кризис развития, что связано с системными преобразованиями в сфере социальных отношений, деятельности и сознания (Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев, Д.Б.Эльконин).

Слово «кризис» подчеркивает момент нарушения равновесия, появления новых потребностей и перестройки мотивационной сферы личности. Но так как в данной фазе развития подобное состояние статистически нормально, то и эти возрастные кризисы называются «нормативными» (Л.А.Пергаменщик).

Кризис — время быстрых качественных изменений, это критический момент в жизни человека, находящегося в ситуации, когда реализация жизненного замысла невозможна или затруднена. Кризис характеризует состояние, порождаемое вставшей перед человеком проблемой, от которой он не может уйти и которую не может разрешить в короткое время и привычным способом.

Л.С.Выготский пишет о том, что развитие — это внутренне детерминированный процесс, который протекает скачкообразно: через возникновение и разрешение внутренних конфликтов, кризисов. С его точки зрения, кризис является периодом качественных изменений в человеке, это движение вперед, результатом чего является переход личности на новую, более высокую ступень развития. Вместе с тем кризис диалектически содержит и негативный компонент — распад сложившейся социальной ситуации, разрушение определенной структуры развития, возникновение новой. Как считает Л.С.Выготский, в кризисные периоды «на первый план выдвигаются процессы отмирания и свертывания, распада и разложения того, что образовывалось на предшествующей стадии».

О нормативном кризисном в развитии, о необходимости и важности возрастных кризисов пишет также Э.Эриксон. Познакомимся с его эпигенетической теорией поближе1.

По мнению Эриксона, человек на протяжении жизни переживает восемь психосоциальных кризисов, специфических для каждого возраста, благоприятный или неблагоприятный исход которых определяет возможность последующего расцвета личности. В свою очередь, Пекк (Peck, 1968) настаивает на особой важности двух последних кризисов в жизни человека, переживаемых им соответственно в зрелом возрасте и в старости, и описывает проблемы, присущие этим кризисам.

Первый кризис человек переживает на первом году жизни. Он связан с тем, удовлетворяются или нет основные физиологические потребности ребенка ухаживающим за ним человеком. В первом случае у ребенка развивается чувство глубокого доверия к окружающему его миру, а во втором, наоборот, недоверие к нему.

Второй кризис связан с первым опытом обучения, особенно с приучением ребенка к чистоплотности. Если родители понимают ребенка и помогают ему контролировать естественные отправления, ребенок получает опыт автономии.Напротив, слишком строгий или слишком непоследовательный внешний контроль приводит к развитию у ребенка стыда или сомнений, связанных главным образом со страхом потерять контроль над собственным организмом.

Третий кризис соответствует второму детству. В этом возрасте происходит самоутверждение ребенка. Планы, которые он постоянно строит и которые ему позволяют осуществить, способствуют развитию у него чувства инициативы. Наоборот, переживание повторных неудач и безответственности могут привести его к покорности и чувству вины.

Четвертый кризис происходит в школьном возрасте. В школе ребенок учится работать, готовясь к выполнению будущих задач. В зависимости от царящей в школе атмосферы и принятых методов воспитания у ребенка развивается вкус к работе или же, напротив, чувство неполноценности как в плане использования средств и возможностей, так и в плане собственного статуса среди товарищей.

Пятый кризис переживают подростки обоего пола в поисках идентификаций (усвоения образцов поведения значимых для подростка людей). Этот процесс предполагает объединение прошлого опыта подростка, его потенциальных возможностей и выборов, которые он должен сделать. Неспособность подростка к идентификации или связанные с ней трудности могут привести к путанице ролей, которые подросток играет или будет играть в аффективной, социальной и профессиональной сферах.

Шестой кризис свойствен молодым взрослым людям. Он связан с поиском близости с любимым человеком, вместе с которым ему предстоит совершать цикл «работа — рождение детей — отдых», чтобы обеспечить своим детям надлежащее развитие. Отсутствие подобного опыта приводит к изоляции человека и его замыканию на самом себе.

Седьмой кризис переживается человеком в сорокалетнем возрасте. Он характеризуется развитием чувства сохранения рода (генеративности), выражающегося главным образом в «интересе к следующему поколению и его воспитанию». Этот период жизни отличается высокой продуктивностью и созидательностью в самых разных областях. Если, напротив, эволюция супружеской жизни идет иным путем, она может застыть в состоянии псевдоблизости (стагнация), что обрекает супругов на существование лишь для самих себя с риском оскудения межличностных отношений.

Пекк выделяет четыре подкризиса, разрешение которых служит необходимым условием для развития аутентичной генеративности. Во-первых, речь идет о развитии у человека уважения к мудрости, сменяющего примат физической храбрости. Во-вторых, важно, чтобы сексуализация социальных отношений уступила место их социализации (что соответственно приводит к ослаблению сексуальных ролей). В-третьих, необходимо противиться аффективному обеднению, связанному со смертью близких людей или с обособлением детей, и сохранять эмоциональную гибкость, способствующую аффективному обогащению в иных формах. Наконец, очень важно, чтобы человек старался сохранить как можно большую душевную гибкость и продолжал поиск новых форм поведения, вместо того чтобы придерживаться старых привычек и пребывать в некоей психической ригидности.

Восьмой кризис переживается во время старения. Он знаменует собой завершение предшествующего жизненного пути, а разрешение зависит от того, как этот путь был пройден. Достижение человеком цельностиосновывается на подведении им итогов своей прошлой жизни и осознании ее как единого целого, в котором уже ничего нельзя изменить. Если человек не может свести свои прошлые поступки в единое целое, он завершает свою жизнь в страхе перед смертью и в отчаянии от невозможности начать жизнь заново.

Как указывает Пекк, чтобы чувство полноценности могло развиться в полной мере, человеку необходимо преодолеть три подкризиса. Первый из них заключается в переоценке собственного «Я» помимо его профессиональной роли, которая у многих людей вплоть до их ухода на покой остается главной. Второй подкризис связан с осознанием факта ухудшения здоровья и старения тела, что дает возможность человеку выработать у себя в этом плане необходимое равнодушие. Наконец, в результате третьего подкризиса у человека исчезает самоозабоченность, и теперь он без ужаса может принять мысль о смерти.

Tаким образом, Эриксон в своей эпигенетической концепции говорит о том, что переход от одной ступени к другой предрешен готовностью личности двигаться в направлении дальнейшего роста, расширения осознаваемого социального кругозора и радиуса социального взаимодействия.

Однако лишь часть авторов (Фрейд, Выготский, Эриксон, Божович и др.) считают, что кризисы необходимы и нормативны. Так, концепция развития Эриксона основана на представлении о том, что полноценно функционирующая личность формируется лишь путем прохождения в своем развитии всех последовательных кризисных стадий. И сам кризис — переломный момент в жизни индивида, который возникает как следствие достижения определенного уровня психологической зрелости. На каждой стадии развития перед человеком встает специфическая, эволюционная задача, которую человек может и не решить. Другими словами, каждый психосоциальный кризис содержит и позитивные и негативные компоненты. Эриксон пишет, что «кризис означает не угрозу катастрофы, а поворотный пункт и тем самым онтогенетический источник силы…».

Согласно этим взглядам кризис — своего рода вызов, приводящий человека к личностному росту через преодоление жизненных препятствий, внутренних противоречий.

Вместе с тем некоторые психологи (С.Л.Рубинштейн, А.В.Запорожец) видят в кризисах негативное, девиантное проявление, они считают, что нормальное развитие человека вполне возможно без прохождения кризисов. С.Л.Рубинштейн пишет о том, что психосоциальный кризис возникает в том случае, если индивид не готов решить новую социальную задачу. И если общество заранее готовит человека к его дальнейшим социальным обязанностям и требованиям к нему (например, обряды инициации), то переход от одной стадии развития к другой происходит плавно и бескризисно.

Анализируя литературу о личностных кризисах, можно выделить два рода кризисных ситуаций, которые различаются по степени оставляемой ими возможности реализовать внутреннюю необходимость жизни, основные смыслы и цели. В первом случае кризис может серьезно затруднить реализацию жизненного замысла, однако при нем все еще есть возможность сохранения жизненного смысла. Это испытание, из которого человек может выйти сохранившим в существенном свой жизненный замысел. Кризисная ситуация второго рода делает реализацию жизненного замысла невозможной. Результат переживания этой невозможности — перерождение личности, принятие ею нового жизненного смысла, новых ценностей, новой жизненной стратегии и, возможно, новой идентичности.

На протяжении жизни любого человека (вышедшего или выходящего из детства) ждет несколько возрастныхкризисов.

Кризис первыйнаступает в совсем еще юном возрасте, около 10–12 лет. Ребенок в этот период перестает быть малышом и становится подростком. Расширяется круг его интересов, блекнет ранее незыблемый родительский авторитет, он учится формировать собственные мнения и совершать самостоятельные поступки, а также отвечать за них.

Кризис второйнастигает нас в пору юности — примерно в 16–20 лет. Молодой человек уже формально является и считается взрослым. Более того, взрослым он считает себя сам и соответственно пытается это доказать себе же… и всему остальному миру. Кроме того, это время настоящей, взрослой ответственности: армия, первая работа, университет, возможно первый брак… За спиной молодого человека перестают стоять родители, он действительно начинает самостоятельную жизнь, питая надежды на будущее.

Третий кризис приходится примерно на тридцатилетие. Первый угар молодости позади. Человек оценивает сделанное и трезво смотрит в будущее. Ему уже хочется покоя, стабильности. Многие в этом возрасте начинают «делать карьеру», другие, наоборот, уделяют больше времени семье в надежде найти некий «смысл жизни», что-то, что всерьез заняло бы ум и сердце.

Кризис четвертыйвыпадает на 40–45 лет. Человеку видится впереди старость, а за ней самое страшное— смерть. Тело утрачивает силу и красоту, появляются морщины, седые волосы, одолевают болезни. Наступает время для первого боя со старостью, время, когда то ударяются в любовные приключения, то с головой уходят в работу, то начинают совершать экстремальные поступки, вроде прыжков с парашютом или восхождения на Эверест. В этот период одни ищут спасения в религии, другие — в различных философиях, третьи же, напротив, становятся циничней и злее.

Кризис пятыйприходится на 60–70 лет. Человек в эти годы, как правило, выходит на пенсию и совершенно не знает, чем себя занять. К тому же здоровье уже не то, старые друзья далеко, а кого-то, может быть, и нет в живых, дети выросли и давно уже живут своей жизнью, даже если и в одном доме с родителями… Человек внезапно понимает, что жизнь подходит к концу и он уже не в центре ее круговорота, что его век завершается. Он ощущает себя потерянным, может впасть в депрессию, утратить интерес к жизни (И. Малкина-Пых, 2005).

Для взрослого человека один из самых существенных кризисов — кризис среднего возраста. В результате этого кризиса вырабатывается новый образ «Я», переосмысливаются жизненные цели, обретается новый смысл жизни, вносятся коррективы во все области привычного существования, личность приводится в соответствие с изменившимися условиями жизни.

Многие реакции, наблюдаемые в связи с кризисами, например стремление к самоизоляции или бурной деятельности, представляют собой попытку преодолеть ситуацию. Такие типы реакции могут быть адаптивными. Причем желание изолировать себя не следует смешивать, скажем, с депрессией, как и стремление бродить без устали в кризисной ситуации нельзя принимать за контролируемое маниакальное состояние.

На различных этапах жизненного пути человек сталкивается с кризисными ситуациями, которые могут спровоцировать личностный (экзистенциальный) кризис. Как представляется, в некоторых случаях можно выявить события, которые служат пусковым механизмом для кризиса, такие как несчастный случай, операция, полученное в результате травмы увечье. Это могут быть также ситуации, связанные со смертью любимого человека, переживанием различного рода утрат, потерей семьи или работы; кризисы, вызванные разлукой, одиночеством, неизлечимой болезнью, изменением социального статуса и др.

Однако природа кризиса такова, что среди пусковых механизмов могут быть не только печальные или травматичные переживания. Причиной кризиса могут стать и радостные, позитивные события — например, рождение ребенка, влюбленность, бракосочетание или повышение по службе.

Иногда у кризиса вообще сложно найти какую-то внешнюю причину. Просто у человека появляется ощущение, что внутри что-то изменилось и сегодня он уже не может жить так, как жил вчера: он стал другим. Очень часто событие, «запускающее» кризис, может быть абсолютно незначительным; оно срабатывает по типу «последней капли».

Таким образом, пусковые механизмы кризиса определяются не только внешним, но и внутренним содержанием, динамикой психологической жизни личности, которые очень часто остаются за пределами сознания, а потому не поддаются контролю и предвидению.

Говоря о пусковых механизмах, надо учесть еще и тот факт, что возникновение кризисов могут провоцировать не только события личной истории человека, но и экстремальные ситуации глобального уровня, связанные с политическими, экономическими, социальными, экологическими и природными бедствиями.

Иногда за кризисами закрепляются определенные названия — например, «первая любовь», «прощание с отчим домом», «кризис середины жизни», «кризис выхода на пенсию». Однако многие из подобных кризисов остаются безымянными и не привязываются к каким-либо внешним событиям, хотя и представляют собой серьезные личностные сдвиги, отражающиеся на всех сторонах жизни человека.

Внешние характеристики кризиса могут отличаться друг от друга: пусковые механизмы могут иметь различный характер, да и реакции на кризисные ситуации будут специфичными для каждого человека (Р. Ассаджиоли, 1995).

Однако суть кризиса такова, что заставляет человека усомниться в возможности его преодоления. Понимание кризиса как перехода от одного способа бытия к другому обычно существует у человека вне кризисной ситуации. Когда же он оказывается погруженным в мрачные глубины жизненных перипетий, у него появляется чувство, что это никогда не кончится и ему не удастся выйти из этого состояния. В этом случае кризис воспринимается как окончательное крушение жизни.

Для человека, переживающего кризис, характерна загруженность неразрешенными проблемами, чувство безнадежности, беспомощности, переживание жизни как «тупика». В этот период он остро чувствует отсутствие внутренней опоры, теряются его связи с миром и с другими людьми; прежние жизненные цели разрушаются, смыслы теряют свою ценность. Давление этого состояния толкает человека к действиям, которые могли бы разрешить проблему немедленно.

Среди разрушительных для личности способов выхода из кризиса могут оказаться суицид, нервно-психические и психосоматические расстройства, социальная дезадаптации, посттравматический стресс, криминальное поведение, алкогольная или наркотическая зависимость и др. Таким образом, если кризис не разрешен или разрешен неадекватно, то это может привнести в личность деструктивный аспект и тем самым затруднить процесс дальнейшего роста и развития.

Личностный кризис связан с необходимостью освоения новых ролей, о которых у личности пока смутные представления. Это период острых межролевых и внутриролевых конфликтов, возникающих как следствие обучения новому ролевому репертуару. Например, с наступлением юношеского возраста молодой человек должен принимать на себя больше ответственности за свою жизнь, поскольку готовится войти во «взрослый мир». Он сталкивается с «недетскими» проблемами, разрешение которых требует от него более зрелого мышления. Состояние кризиса наступает с отчетливой ясностью особенно после неудачных попыток решить «недетские» проблемы детскими способами. Тогда кризис переживается как время беспокойства и неуверенности.

Личность в условиях кризиса представляет довольно расплывчатое, порой жалкое зрелище. Она в значительной мере выведена из равновесия, дезорганизована. Причина такого состояния — в ярко выраженном «пограничном» положении, которое связано с «застреванием» между прежней и новой позициями. Постепенно человек осваивается с новым ролевым репертуаром и социальным статусом.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: