Представляют ли технологии автоматизации возможность для развития промышленности или представляют угрозу для рынка "синих воротничков"? - Менеджмент

Представляют ли технологии автоматизации возможность для развития промышленности или представляют угрозу для рынка “синих воротничков”?

Все более широкое распространение технологий автоматизации ставит страны, которые их внедряют, перед очевидным компромиссом между повышением производительности на уровне компаний и неблагоприятным воздействием на занятость из-за трудосберегающего характера этого процесса. Этот компромисс до сих пор был задокументирован в странах, находящихся на относительно продвинутом этапе роботизации производства.

Тем не менее, неясно, могут ли существующие данные о влиянии внедрения промышленных роботов служить полезным примером для стран, находящихся на более ранних этапах экономического развития, к которым сегодня относится Россия. Учитывая, что технологии автоматизации могут иметь сильно уменьшающуюся отдачу, их внедрение может с большей вероятностью увеличить спрос на рабочую силу в странах, находящихся на ранних стадиях внедрения. Некоторые наводящие доказательства в поддержку этой идеи, посвящённой промышленным роботам, находят подтверждение как важному фактору начальному уровню технологий автоматизации. Более глубинные исследования показывают, что корреляция между проникновением роботов и занятостью является отрицательной для стран ОЭСР, где проникновение роботов в промышленное производство выше, и положительной для стран, не входящих в эту категорию.

Это важный пробел в знаниях, поскольку ожидается, что в ближайшие десятилетия проникновение автоматизации в развивающиеся страны значительно возрастёт. В этой статье делается попытка восполнить этот пробел, исследуя влияние внедрения роботов на занятость в обрабатывающей промышленности РФ. Для начальной точки исследования стоит ориентироваться на конец 2000-х — начало 2010-х годов, когда проникновение роботов в эту страну было значительно ниже, чем в другие страны Европы.

Общие данные по роботизации промышленных предприятий почерпнуты от Международной федерации робототехники (IFR), которая собирает данные об импорте роботов от каждой национальной ассоциации робототехники. Данные о занятости в обрабатывающей промышленности для этого обзора были получены от Международной организации труда (ILO – International Labour Organization), а по Китаю — от Национальной Организации по промышленному развитию (UNIDO – United Nations Industrial Development Organization). Взяв, например, последние годы анализа, которые близки по диапазону для большинства стран, проникновение роботов в Российскую Федерацию было самым низким в выборке с коэффициентом от 9 (относительно Мексики в 2015 г.) до 99 (относительно Германии в 2014 г.)

Ещё одна интересная особенность российского контекста заключается в том, что общее количество роботов значительно увеличилось после 2010 года, при этом общий парк увеличился почти в десять раз в период с 2008 по 2015 год. Это ускорение было весьма неоднородным по секторам. К концу периода выборки в 2015 году проникновение роботов в наиболее автоматизированные отрасли, такие как автомобилестроение, было сравнимо с проникновением роботов в страны с развитой экономикой. Другие отрасли, такие как текстильная, не видели проникновения в течение всего периода.

Положительное влияние роботов на занятость на местных рынках труда.
Чтобы определить влияние проникновения роботов на местную занятость, необходимо сосредоточиться на федеральных округах, которые являются вторым уровнем субнационального административного деления, и достаточно хорошо соответствуют местным реалиям на местных рынках труда. Если выстраивать показатель воздействия роботов для конкретного региона, то необходимо взаимодействовать с базовыми отраслевыми долями занятости на уровне региона с годовым импортом роботов для конкретной отрасли. Также стоит обратить внимание на правдоподобную эндогенность показателя робототехники, сопоставляя его со средним показателем проникновения роботов по отраслям аналогично тому, как это происходило за те же периоды в странах, которые опережают Россию с точки зрения внедрения роботов.

В отличие от доступных доказательств по другим странам, этот анализ документирует положительный эффект занятости роботов в производстве на местных рынках труда. Величина оценочного коэффициента в выбранной предпочтительной спецификации подразумевает, что занятость выросла на величину от 0,31% в регионах с одним дополнительным роботом на 1000 рабочих (базового года за период 2008–2015 годов) до уровня роста на1% в регионах с городами миллионниками.

Уменьшение отдачи от автоматизации и положительное влияние на занятость
Чем можно объяснить разницу с существующими эмпирическими результатами других стран? Как указывалось выше, результат России может согласовываться с уменьшением отдачи от внедрения роботов в контексте низкого проникновения роботов в течение анализируемого периода.

Рассмотрим экономику с фиксированным набором задач, выполняемых рабочими, в порядке возрастания уровня сложности (т. е. от рутинных до очень сложных задач). При низком уровне автоматизации (то есть при малой доле автоматизированных задач) дополнительный робот заменит рабочих в рутинной задаче, где у людей мало сравнительных преимуществ. В результате прирост производительности за счёт внедрения роботов относительно велик. Выгоды становятся меньше на более высоких уровнях роботизации, поскольку роботы вытесняют работников с более высоким уровнем сравнительных преимуществ при выполнении своих задач. В то же время эффект смещения роботов увеличивается по мере того, как круг задач, выполняемых людьми, сокращается из-за возросшего уровня автоматизации. А поэтому предельная себестоимость продукта, также, как и стоимость труда уменьшается по мере того, как работники становятся излишними в реалиях именно этого развивающегося производства. С уменьшением прироста производительности и усилением эффектов вытеснения человека промышленными роботами, чистая отдача от внедрения роботов уменьшается, и, следовательно, влияние на занятость становится более негативным.

Если проверять эту гипотезу, используя обширные панельные данные об производственных предприятиях России, то видно, что в отличие от других исследований в странах с высоким уровнем дохода, не наблюдается широкого использования роботов средними заводами. Вместо этого наблюдается показатель воздействия роботов на уровне завода на основе определения «заменяемости» только определённых профессий, которые не требуют большой квалификации, но в которых существует большая текучка кадров, роботами. Используя эти данные по качественному исследованию рабочей силы в этой стране, можно документально подтвердить, что работники со средним образованием преобладают в профессиях с высоким риском автоматизации.

Это наблюдение можно использовать для построения показателя воздействия автоматизации, путём взаимодействия годового импорта роботов для конкретной отрасли с базовой долей второстепенных работников на уровне завода. Таким образом напрашиваются, согласующиеся выводы о том, что в профессиях, подверженных риску автоматизации, преобладают работники со средним образованием, способных освоить программирование роботов. Например, отрасли с изначально большой долей работников со средним образованием в последующие годы внедрили относительно больше роботов. Точно так же средние по отрасли инвестиции в машины и оборудование, включая инвестиции в роботов, положительно коррелируют с импортом роботов в определённый сегмент промышленной отрасли.

Чтобы выявить возможные искажающие факторы, необходимо регрессировать годовую занятость на уровне завода по показателю воздействия роботов с учётом широкого спектра фиксированных эффектов, и учитывать воздействие роботов на последующих этапах производственной цепочки и индекс технологической сложности на уровне среднестатистического производства. Результаты показывают, что в среднем один дополнительный робот на 1000 рабочих увеличивает занятость на заводе на 1%. Эффекты, по-видимому, обусловлены значительным увеличением производительности в результате автоматизации. В среднем один дополнительный робот на 1000 рабочих увеличивает общую факторную производительность (в количественном выражении) на 7% и снижает реальные предельные издержки на 10%.

Анализ также поддерживает гипотезу о убывающей отдаче от автоматизации. Эластичность занятости при внедрении роботов становится менее положительной для предприятий выше 8-го дециля распределения первоначального воздействия роботов. Для предприятий в верхнем дециле один дополнительный робот на 1000 рабочих связан с положительной, но не статистически значимой эластичностью занятости по внедрению промышленных роботов. Аналогичная картина наблюдается и для производительности.

Таким образом, положительное влияние внедрения роботов на занятость в местном производстве, по-видимому, обусловлено промышленными предприятиями с высоким уровнем неиспользованных возможностей автоматизации. В стране, находящейся на начальном этапе автоматизации, такой как Россия, эти заводы составляют основную часть всего производственного сектора.

Но такое происходит не только в условиях России. Если проанализировать взаимосвязь между занятостью и импортом роботов в 61 стране ОЭСР и странах, не входящих в эту категорию, приняв для рассмотрения 12 основных отраслей производства за период 2007–2015 годов, то анализ, измеряющей плотность роботов с неучтённым средним значением, покажет коррелирующие с российским результаты. Полученные данные также свидетельствуют о значительном снижении отдачи от автоматизации в разных странах. Внедрение роботов отрицательно связано с занятостью в обрабатывающей промышленности в экономически развитых странах, особенно при высоком уровне проникновения, и положительно в странах, не входящих в ОЭСР.

Хотя эти результаты наводят на размышления, они ставят под сомнение идею о том, что внедрение технологий автоматизации в развивающихся странах снижает их спрос на рабочую силу, поскольку они переходят от очень низкого уровня автоматизации к более высокому.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Adblock
detector