Проблема наркомании с каждым годом становится все более актуальной для всех категорий молодежи, в том числе для студенчества. В опросах последних лет, проводившихся Центром социологических исследований МГУ, одной из задач было установление содержательной взаимосвязи религиозности молодых людей, с одной стороны, и их приобщенности к наркотикам — с другой.

Религиозность респондентов определялась только на основе их личных признаний. Несмотря на субъективность самооценки студентов, полученные данные позволяют увидеть масштабы процесса духовного самоопределения молодежи в настоящее время.

Согласно данным опроса, не очень твердо определились в отношении своей религиозности приблизительно 40% студентов - они колеблются между верой и атеизмом, склоняясь в ту или иную сторону. Этот показатель может показаться не таким уж высоким, однако стоит напомнить, что еще совсем недавно Россия была практически атеистической: так, среди студентов МГУ в советское время только 3% студентов открыто отвечали, что они верующие. Подобного рода колебания в наше время могут свидетельствовать о потребности молодежи в философском самоопределении, о поиске нравственной основы собственной жизненной позиции.

Наряду с этим из общего числа опрошенных каждый третий утверждает, что он верующий. Вместе с тем не считают себя верующими только 17% респондентов. При ответе на вопрос, какую конкретно религию каждый из студентов исповедует, 47% опрошенных вполне определенно отнесли себя к той или иной конфессии, причем из общего числа респондентов 43% считают себя православными. Таким образом, данные показывают тенденцию к расширению численности верующих в Бога в русле православия (от 33 к 43%).

Между тем, религиозность непременно должна проявляться при принятии решения впервые приобщиться к наркотикам и в последующем потреблении этих опасных как для духа, так и для тела веществ. В момент возможности первой пробы наркотиков перед каждым человеком встает проблема нравственного порога; потребление психотропных веществ противоречит христианской вере, а большинство из считающих себя верующими утверждает, что они православные.

Согласно полученным данным, 42% студентов, которые ответили, что они не отказались попробовать наркотики, считают себя православными верующими. Это говорит о том, что даже традиционная религия в настоящее время фактически слабо регулирует поведение молодежи, не создает необходимого нравственного барьера для сохранения требуемого церковью праведного поведения.

Такой вывод подтверждается и другими данными исследования. Например, 39% студентов, ответивших, что знают действие наркотиков на организм человека из собственного опыта, относят себя к православным. Вместе с тем следует отметить, что так говорят те студенты, которые уже не упустили момента попробовать наркотики, поэтому есть вероятность, что само по себе приобщение произошло у некоторых из них еще до того, как они обрели свою религиозность.

В такой ситуации они в нынешнем состоянии верующих людей должны стремиться к преодолению пристрастия к наркотикам. Во всяком случае так можно допустить и потому естественно предположить, что обретение веры может помочь им в будущем преодолеть склонность к потреблению «вещества дьявола». Но это только предположение и пожелание. Реально эти молодые люди на данный момент продолжают потреблять наркотики, и их причастность к религии не становится этому барьером.

Аналогичная картина фиксируется и относительно потенциальной наркомании; интересно, что получены приблизительно такие же показатели. Например, 51% опрошенных, кто думает, что можно «хорошо отдохнуть с небольшой дозой наркотика», вполне уверенно относят себя к православным верующим. Следовательно, они допускают для себя возможность такого греха, и их религиозность не препятствует этому.

Кроме того, 48% тех, кто считает, что для правильной оценки действия наркотиков на человека, необходимо опробовать их на себе, относят себя к православным верующим. Приведенные данные заставляют предположить, что реально эти молодые люди не усвоили религиозную мораль, не проникли в суть основных догматов церкви. Пока еще они находятся на стадии социального становления, еще ищут свою жизненную позицию. А приобщение к религии может способствовать более осознанному противостоянию молодежи различным девиантным моделям социального поведения.

Иное исследование было проведено среди учащихся школ Казани в рамках проекта Сектора девиантного поведения Института социологии РАН «Социологический анализ влияния этнических и конфессиональных факторов на распространенность наркомании в молодежной среде», поддержанного Российским фондом фундаментальных исследований.

В выборку были включены различные типы школ («элитная» школа, специализированная татарская гимназия и русская школа) из различных по социальному благополучию городских районов (от центральных до периферийных). В каждой школе были выбраны по четыре класса: два из параллели 9-х и два из параллели 11-х классов. В итоге «сплошным» методом было опрошено 12 классов.

В ходе исследования для измерения религиозности использовались три вопроса:

1) прямой вопрос о вере в Бога;

2) вопрос о конфессиональной принадлежности;

3) вопрос о соблюдении религиозных обрядов.

Как показало анкетирование, 83,5% респондентов в той или иной степени верит в Бога (отметили варианты «да, верю» и «скорее верю»). Не склонны к вере в Бога 9,1% опрошенных (ответы «скорее не верю» и «нет, не верю»), а 6,4% затруднились с ответом на данный вопрос. При этом доля верующих опрошенных практически совпадает с общей долей определившихся со своей конфессиональной принадлежностью. Так, отнесли себя к какой-либо религии 85,2% опрошенных. При этом христианами себя назвали 54,2% респондентов, мусульманами — 30,3%; к другим религиям себя причисляет 1% опрошенных; 8,1% не причисляет ни к каким конфессиям, а 6,7% затруднились с ответом. Таким образом, совпадение ответов на вопросы о вере в Бога и о конфессиональной принадлежности говорит о наличии прямой связи между данными признаками.

Как показали предшествующие исследования, религиозность и вероисповедание в определенной степени влияют как на отношение человека к психоактивным веществам, так и на степень его приобщения к ним. Вместе с тем большинство опрошенных нами школьников (52,4%) не связывает религиозность человека с отношением к наркотикам и их употреблением. На связь этих двух факторов указывали около четверти респондентов (26,5%), а примерно пятая их часть затруднилась ответить на данный вопрос.

Однако было важно определить степень влияния религиозности школьников (вера в Бога, принадлежность к определенной конфессии, соблюдение религиозных обрядов) на потребление таких психоактивных веществ, как табак, алкоголь и наркотики. Оказалось, что религиозность практически не оказывает влияния на курение. Несколько больше школьников, причисляющих себя к исламу, заявили о том, что курят (23,9% по сравнению с 18,1% «христиан»). Исследование показало, что религиозность в большей степени связана и с неупотреблением алкоголя. Например, среди тех, кто никогда не пробовал алкогольных напитков, больше «мусульман», чем «христиан» (16,9 и 10,1% соответственно); школьники, употребляющие спиртное один раз в неделю или чаше, практически не различаются по своей конфессиональной принадлежности.

Неожиданным для исследователей оказался факт, что подростки, соблюдающие религиозные обряды, чаще употребляют спиртные напитки, чем те, кто обряды не соблюдает. Доктор социологических наук А.Л. Салагаев связывает это с отождествлением понятий «обряд» и «праздник». Религиозные праздники (особенно православные Рождество и Пасха) нередко являются поводом для употребления спиртного. Кроме того, в ходе таких православных обрядов, как венчание и поминки, также обычно употребляется алкоголь.

Религиозность в наибольшей степени влияет на употребление наркотиков. В целом приобщение к наркотикам в меньшей степени наблюдается среди школьников, которые «верят в Бога». Но тех, кто «пробовал наркотики», значительно больше среди «мусульман», чем среди «христиан» (13,6 и 5,6% соответственно). Запрет на алкоголь в исламе оказывает влияние на его употребление, поэтому «мусульман» больше среди тех, кто никогда не пробовал спиртные напитки. Однако среди тех респондентов, которые регулярно потребляют спиртное, доли «мусульман» и «христиан» примерно равны. Иными словами, религиозность влияет на полный отказ от алкоголя, однако те, кто уже включен в его потребление, не различаются по своей конфессиональной принадлежности. Что касается наркотиков, то среди опрошенных «мусульман», пробовавших их, больше, чем «христиан». Результаты опроса показывают, что на воздержание от употребления наркотиков оказывает влияние вера в Бога, а не принадлежность к определенной конфессии или соблюдение религиозных обрядов. Если последние могут носить формальный характер, то вера чаще всего связана с определенными нравственными ценностями. Таким образом, важно не слепое запрещение тех или иных психоактивных веществ в религиозных текстах и риторике, а напротив, апелляция к высшим ценностям и морально-нравственное просвещение молодых людей.

Эксперты считают, что преподавание истории мировых религий с точки зрения заложенных в них нравственных ценностей, повышение кругозора подростков и их знаний о различных культурах может принести больший эффект в профилактике наркотизации, чем «повальное воцерковление». Кроме того, значительное влияние на снижение потребления психоактивных веществ могла бы иметь работа с молодежью в российских религиозных институтах.

Опыт социального сопровождения проблем наркозависимости населения рассмотрим на примере Душепопечительского центра, реализующего программу реабилитации наркозависимой молодёжи. Эта программа вошла в городскую благотворительную программу Международной благотворительной организации «Триединство» под названием «Прозрение». Программа реабилитации основана на понимании наркомании как болезни духовной - следствие греховного образа жизни, поэтому она ориентирована на людей православного вероисповедания или сочувствующих и желающих познать Истину святого Православия и с Божией помощью преодолеть свой греховный недуг.

Программа направлена на:

-       избавление от недуга наркомании;

-       нравственное возрождение личности;

-       обретение семьей и обществом полноценных граждан.

Программа осуществляется с участием духовенства, православных врачей и психологов, педагогов.

Программа рассчитана на три последовательных этапа в лечении и реабилитации наркозависимых молодых людей, а именно:

1.  Этап дезинтоксикационной и общеукрепляющей терапии.

2.  Этап целенаправленного воздействия на личность наркозависимого, включающий, в частности, удаление его из наркозависимой социальной ниши. Он предусматривает также продолжение поддерживающей терапии и духовной переориентации личности.

3.  Этап семейно-бытовой и социальной адаптации наркозависимого и способствование его активному врастанию в социально-трудовую деятельность.

Первый этап реабилитации включает в себя лечение в терапевтических дозах медикаментозными средствами с выведением наркозависимого из состояния наркотизации и борьбу с абстинентным синдромом. Помимо активной дезинтоксикационной терапии в условиях стационара или реже в домашних условиях проводится лечение транквилизаторами, нейролептиками, витаминами, симптоматическими средствами. На более поздних этапах рекомендуется физиотерапия. Лечебное воздействие сопровождается рациональной «разъяснительной» психотерапией. Этап медикаментозной терапии проводится или в условиях стационара, или в амбулаторных условиях под активным наблюдением врача-нарколога и других специалистов. На этом же этапе начинается активное воцерковление наркозависимого и пастырского душепопечения.

Второй этап реабилитации предполагает удаление молодого человека из наркозависимой среды, изменение образа жизни и активное духовное, психотерапевтическое воздействие на личность. Здесь возникает стремление к бытовой, семейной и социально-трудовой реабилитации. Этот этап осуществляется в монастыре, организованных общинах монастырского типа или путём смены места жительства с целью удаления наркозависимого из наркоманической социальной ниши.

Первая часть:

а)  активная пастырская работа, душевная и духовная поддержка;

б)  терапия и психотерапия «пограничных» расстройств: эмоциональных нарушений, депрессивного, апатоабулического синдромов, профилактика суицидальных тенденций и др. нарушений.

Эта часть работы осуществляется в Душепопечительском центре (психотерапия «пограничных состояний» и пастырская) и в монастырях и/или общинах (пастырская, бытовая и трудовая реабилитация). Социально-трудовая реабилитация в монастыре осуществляется путём прохождения послушаний, в общинах - путём организаций специальных видов работ.

Вторая часть:

а)  анализ интерсоциальных контактов и среды, которые способствовали формированию наркозависимости;

б)  моделирование ближайших и отдалённых перспектив;

в)  раскрытие позитивных личностных резервов;

г) проведение психологической диагностики и предоставление комплекса рекомендаций, соответствующих психологическому типу личности;

д) анализ психологических аспектов трудовой и профессиональной реабилитации, психологическая поддержка при переквалифицировании.

Эта часть работы также осуществляется в Душепопечительском центре врачами-наркологами, психотерапевтами, психологами и продолжается в реабилитационных общинах.

Третья часть:

а)  обсуждение вопросов, касающихся смысла жизни, понятий «грех», страсть, беседы о христианских добродетелях;

б)  духовно-психологическая подготовка к таинству Исповеди;

в) активная пастырская работа с наркозависимыми.

Эта часть работы осуществляется в Дущепопечительском центре, в монастырях, в общинах.

Третий этап реабилитации: семейно-бытовая и социально трудовая реабилитация бывших наркозависимых, прошедших второй этап реабилитации и находящихся в состоянии устойчивой ремиссии, под которой понимается «возврат к пьянству или употреблению наркотических средств или психотропных веществ после периода воздержания, часто сопровождающийся восстановлением симптомов зависимости». Осуществляется после возвращения молодых людей из монастыря, общины или другого места, в котором они были лишены общения с наркозависимой средой. Сотрудники Центра активно помогают в трудоустройстве, психологи и психотерапевты помогают адаптироваться в семье. В случае необходимости проводится терапия по показаниям.

Используемые методы психотерапевтического воздействия:

-       Духовно-ориентированная психотерапия.

-       Рациональная психотерапия.

-       Коллективная психотерапия.

-       Психотерапия средой.

-       Психотерапия духовной литературой.

-       Музыкотерапия.

-       Семейная психотерапия.

-       Элементы психодрамы.

-       Психопрофилактика.

Предоставляются рекомендации общеоздоровительного характера относительно режима дня, труда, отдыха, питания; закаливания; физической активности; использования целебных трав.

Основные принципы православного медико-психологического душепопечения:

1.     Исповедание Православной веры и привнесение её духовной истины и чистоты во врачебную, психологическую и психотерапевтическую деятельность.

2.  Базирование душепопечительской практики на религиозно-философском и психологическом отеческом и святоотеческом наследии.

3.  Непринятие оккультно-мистических техник (программирование, кодирование, гипноз, медитация, йога и другие методы воздействий на подсознание).

4.  Пастырское кормление:

-      пастырские собеседования и проповеди;

-      занятия в группе по изучению Св. Писания;

- приобщение к церковной жизни: Святые Таинства Крещения, Исповеди, Причастия.

5. Литургическая жизнь, совершение молебнов, паломнические поездки по святым местам; духовная реабилитация и воцерковление в условиях монастыря или реабилитационной общины по монастырскому типу.

Нам представляется эффективной следующая модель работы: религиозные сообщества преподают морально-нравственные ценности с самого детства, становясь тем социальным пространством, где молодые люди общаются друг с другом, находят общие интересы, вместе проводят время, хотя сама их деятельность может не быть напрямую связана с религией. Вместе с тем сам нравственный и социальный фон взаимодействия, референтные группы и неформальный контроль могут направлять активность молодежи в конвенциональное русло, обеспечивать общение со сверстниками, не склонными к совершению ненормативных поступков, а значит, оказывать сдерживающее влияние на девиантное поведение.