Детские церебральные параличи (ДЦП) рассматривают как одну из форм резидуальной нервно-психической патологии сложного генеза (В.В. Ковалев, 1974). Сочетание внутриутробной патологии с родовой травмой считается в настоящее время одной из наиболее частых причин ДЦП. Однако он может возникнуть и после рождения в результате перенесенных нейроинфекций (менингита, энцефалита), тяжелых ушибов головы.

Мозговой органический дефект, составляющий патогенетическую основу ДЦП, появляется рано, в период незавершенного процесса формирования основных структур и механизмов мозга. Преимущественно страдают наиболее «молодые» функциональные системы мозга, обеспечивающие формирование высших корковых функций. Картина психических нарушений определяется временем, степенью и локализацией мозгового поражения.

Ведущими в клинической картине ДЦП являются двигательные нарушения (центральные параличи определённых групп мышц, расстройства координации, гиперкинезы), часто сочетающиеся с речевыми и психическими расстройствами, эпилептическими припадками.

Двигательные дефекты: изменения мышечного тонуса (по типу спастичности, ригидности, гипотонии, дистонии), ограничения или невозможность произвольных движений (парезы и параличи), наличие насильственных движений (гиперкинезы, тремор), нарушения равновесия и координации движений (атаксия), ощущения движений (кинестезии), недостаточное развитие цепных установочных выпрямительных рефлексов (статокинетических рефлексов), синкинезии, наличие патологических тонических рефлексов. У таких детей задержано и нарушено становление всех двигательных функций: с трудом и опозданием формируется функция удержания головы, навыки сидения, стояния, ходьбы, манипулятивной деятельности.

В структуре ведущего дефекта детей с церебральным параличом значительное место занимают расстройства речи. Длительное сохранение патологических тонических рефлексов отрицательно влияет на мышечный тонус артикуляционного аппарата. Недостаточность кинестетического восприятия отражается на формировании голосовой активности и звукопроизношении. Отмечена зависимость между тяжестью нарушений артикуляционной моторики и тяжестью нарушений функций рук.

Особенности психического развития при ДЦП составляют замедленный темп и неравномерный характер, диспропорциональность в формировании отдельных, главным образом высших корковых функций. Наиболее задерживаются в развитии высшие корковые функции, тесно связанные в своем формировании с двигательно-кинестетическим анализатором: оптико-пространственный гнозис, пространственное восприятие, праксис (с преобладанием кинестетической апраксии и нарушений конструктивного праксиса), стереогнозис.

Пространственные нарушения проявляются в трудностях ориентации, восприятия формы, пропорций и перспективы, в недоразвитии представлений о схеме своего тела, пальцевой агнозии, в замедленном формировании понятий, определяющих положение предметов в пространстве (в частности понятий левого и правого), в неспособности узнавать и воспроизводить геометрические фигуры, складывать из частей целое. Характерно, что активное включение речевой инструкции облегчает выполнение задания, в то время как выполнение задания по показу затруднено.

В тесной связи с дефицитарностью зрительно-пространственного синтеза находятся нарушения письма, чтения, счета. В письме наиболее характерны его зеркальность, ошибки графического изображения букв, цифр. Нарушения счета проявляются в замедленной автоматизации механического счета, смешении арифметических знаков, в трудностях формирования представлений о числе и его разрядного строения.

С основным двигательным нарушением, обусловленным неврологическими симптомами в виде слабости зрительной фиксации, недоразвития зрительно-моторной координации, связаны несформированность активного, произвольного внимания, зрительной и тактильной памяти.

Нарушение семантики речи приводит к отставанию в развитии понятийного, обобщенного мышления. Однако ведущей особенностью мышления детей этой группы является его диссоциация — выраженная недостаточность наглядного зрительно-пространственного мышления по сравнению с вербальным.

Детям с церебральным параличом свойственны замедленность мышления, некоторая его инертность; в отдельных случаях могут наблюдаться нарушения его последовательности и целенаправленности.

В структуре интеллектуального дефекта корковые расстройства сочетаются с церебрастеническими и психоорганическими симптомами.

Церебрастенические проявления включают два основных компонента: с одной стороны, повышенную истощаемость психических процессов, утомляемость, с другой — чрезвычайную раздражительность, плаксивость, капризность. Церебрастенические симптомы у этих детей обычно сочетаются с повышенной чувствительностью к различным внешним раздражителям (громким звукам, яркому свету и т.п.). Детям с церебральным параличом свойственны недостаточная работоспособность, неспособность к длительному интеллектуальному напряжению.

Из психоорганических симптомов наиболее характерны вялость, аспонтанность, адинамия, инертность, трудная переключаемость. Расстройства внимания и памяти проявляются в повышенной отвлекаемости, неспособности к длительному их концентрированию, сужении объема.

В формировании своеобразных интеллектуальных нарушений важное значение имеют симптомы эмоционально-волевой и личностной незрелости детей этой группы. У одних детей эмоциональные расстройства сказываются в виде повышенной эмоциональной возбудимости, раздражительности, у других — в заторможенности, застенчивости, робости. Склонность к колебаниям настроения сочетается с инертностью в эмоциональных реакциях.

Повышенная эмоциональная возбудимость нередко сочетается с нарушениями поведения в виде двигательной расторможенности, аффективных взрывов, иногда с агрессивными действиями, с реакциями протеста по отношению к взрослым. Нарушения поведения усиливаются при утомлении и в новой для ребенка обстановке. При чрезмерной физической и интеллектуальной нагрузке отмечается склонность к формированию патохарактерологических отклонений по возбудимому типу; при ошибках воспитания эти реакции закрепляются.

Наиболее распространен диспропорциональный вариант развития личности, при котором достаточное интеллектуальное развитие сочетается с личностной незрелостью. Личностная незрелость проявляется в эгоцентризме, наивности суждений, слабой ориентировке в бытовых и практических вопросах, отсутствии самостоятельности и уверенности в себе, в повышенной внушаемости. У ребенка легко формируются иждивенческие установки, неспособность и нежелание к самостоятельной практической деятельности. С возрастом эта диссоциация обычно увеличивается.

Пограничная интеллектуальная недостаточность у детей при ДЦП составляет 40 — 45%; до 30 % детей могут иметь степень выраженности интеллектуального дефекта, соответствующую умственной отсталости; у 25 —30 % интеллект сохранен.

Выраженность интеллектуального дефекта при ДЦП зависит от массивности и распространенности поражения мозга. При менее выраженных органических повреждениях в клинической картине преобладает парциальность нарушений познавательной деятельности. Для пограничной интеллектуальной недостаточности при ДЦП характерна дефицитарностъ тех высших корковых процессов, которые синдромологически связаны с повреждением двигательно-кинестетического анализатора. Это, прежде всего функции пространственного анализа и синтеза. Имеющиеся парциальные нарушения познавательной деятельности диссоциируют с относительно удовлетворительным уровнем развития абстрактного мышления.

При правильно организованной лечебно-педагогической работе такие дети могут пройти программу массовой школы и получить профессию с учетом их двигательных возможностей.