В настоящее время в научной литературе не определена единая точка зрения, объясняющая возникновение и распространение наркомании и наркотизма. Существует несколько ведущих концептуальных подходов, каждый из которых акцентирует внимание на каком-либо комплексе условий или факторов. В ходе изучения социальных явлений и процессов будем опираться на идею методологического плюрализма. Поэтому исследование проблемы наркотизма основывается на различных концепциях его распространения: культурологических, семейно-педагогических, досуговых, правовых.

Культурологическая концепция. Сторонники культурологического подхода рассматривают наркотизм как органический элемент развития некоторых культурно-цивилизационных общностей. Наркотики были мощным средством покорения и колонизации народов. Англия использовала колониальную Индию как плацдарм для выращивания опийного мака. Изготовленный из него опиум в большом количестве ввозился в Китай, где потребление наркотиков возросло до огромных размеров.

Анализ исторических источников свидетельствует, что в процессе развития человеческой цивилизации в разные исторические периоды и у различных народов всевозможные наркотические средства находили применение в религиозных обрядах, медицине и повседневном быту. Поэтому при исследовании проблемы необходимо учитывать влияние культурно-исторического, медицинского, географического и политического факторов наркотизации населения.

Среди социокультурных предпосылок наркотизма в настоящее время выделяются деформации в развитии коммуникационных систем, которые приобретают характер одного из главных оснований бытия современной цивилизации. Средства коммуникации вносят ряд новых черт в проблему наркозависимости. В частности, особую роль в стимулировании наркотизма играет INTERNET. Анализ представительного массива русскоязычных WEB-страничек INTERNET по проблеме немедицинского употребления наркотических средств позволил выяснить, что не менее чем в семи из десяти случаев информация посвящена описанию характеристик амфетаминов, галлюциногенов и других видов сильнодействующих наркопрепаратов. Кроме того, в сети INTERNET распространены порнографические наркороманы, сюжетная линия которых постоянно замыкается на приеме наркотиков, получаемом от них «кайфе», сексуальных оргиях наркоманов и рассуждениях о том, что лишь наркоман – это действительно свободная личность, а непричастные к наркотикам – ограниченные люди, управляемая толпа.

Культурно-историческое наследие государства не менее влияет на наркотизм. Российской истории известен прецедент, когда высокообразованный ученый почетный член Петербургской академии наук Д.Н. Овсянико-Куликовский во второй половине XIX века, основываясь на сугубо философских соображениях, разработал теорию «полезности» наркотиков для поддержания развития психики людей на должном уровне. И хотя широкой поддержки она не получила, факт ее существования, разработчиком которой явился высокоуважаемый ученый, исторически доказан.

Национальная идеология государства должна поддерживать здоровое общество, используя, прежде всего, информационный уровень (религия, средства массовой информации, воспитание детей). Следующим уровнем реализации, как нам видится, должен стать законодательный уровень, устранивший пробелы в уголовном, административном законодательствах.

Несомненно, наркотизм в ряде случаев связан со спецификой культуры различных цивилизационных общностей, равно как и с механизмами культурной репродукции. Однако, по нашему мнению, культурологический подход учитывает лишь некоторые факторы и условия, но не объясняет всей совокупности проблем и противоречий распространения данного явления.

Культурологический подход плодотворен тем, что он дает возможность рассматривать наркотизм не только как следствие актуальных процессов и явлений, но и как результат влияния культурной традиции. Основываясь на нем, допустимо утверждать, что причины наркотизма нередко лежат глубже, чем это представляется обыденному сознанию, устранение их требует изменения ценностей, а иногда и архетипов сознания, формирования новых и модификации старых информационно-коммуникационных пространств. Следовательно, в антинаркотической работе в ряде случаев трудно ожидать сиюминутного эффекта.

Семейно-педагогическая концепция. Её особенность заключается в том, что корни наркотизма усматриваются в отсутствии или недостаточности семейного воспитания, родительского контроля. Точку зрения этих авторов подтверждают данные социологических исследований. В частности, исследования, проведенные в Санкт-Петербурге: 57% респондентов указывают на устойчивые конфликты с родителями, причем 24% опрошенных отметили, что у них есть члены семьи, злоупотребляющие алкоголем, и 6% – наркотическими средствами; 90% респондентов, регулярно употребляющих наркотики, живут в неполных семьях.

Согласно теории интеракции, относящейся к семейно-педагогическим концепциям, основные причины наркотизации населения – это обстановка в семье и школе. Против этого трудно возражать, поскольку, как показывает социолого-криминологическое изучение семьи, существует закономерность: почти 70 % родителей из неблагополучных семей сами воспитывались в таких же условиях. Для семей такого рода характерны низкий культурно-образовательный и профессиональный уровень родителей, примитивный круг  их интересов, семейные скандалы, жестокость в отношении с детьми, воспитание детей без одного или обоих родителей. И, как следствие, – вовлечение детей в преступную или паракриминальную деятельность, связанную с наркотиками, попрошайничество, бродяжничество, нищенство, проституцию.

Педагогические просчеты в воспитании человека определяют вероятность его становления на путь наркотизма не меньше, чем неблагополучная семейная обстановка. В частности, наркотизм стимулируют нарастающее отчуждение между педагогами и воспитанниками; рост насилия в образовательных учреждениях; снижение авторитета педагогов. Все эти тенденции сегодня имеют место. Поэтому учебные заведения становятся все более незащищенными от противоправных действий, очевидно, что процесс криминализации развивается здесь в неблагоприятном для социума направлении. В случае дальнейшего неконтролируемого развития данной тенденции можно предположить, что школы, вузы, сузы со временем имеют шанс превратиться в центры наркоторговли.

Сегодня упал авторитет педагогов, при ответе на вопрос социологического исследования «Когда у Вас возникают личные проблемы, к кому Вы чаще всего обращаетесь?», категорию учителей и педагогов выбрали 1,2 %. Поэтому подъем рейтинга их авторитетности является задачей, требующей комплекса мер для проведения эффективной педагогической работы в учебных заведениях.

На основе семейно-педагогического подхода допустимо, на наш взгляд, сделать несколько выводов, имеющих значение для теоретического обоснования профилактики наркомании и наркотизма:

- во-первых, антинаркотическая работа должна начинаться с семьи;

- во-вторых, в ходе нее необходимо учитывать специфику педагогического воздействия на детей и молодежь, более того, существующая педагогическая практика должна быть скорректирована с учетом задачи борьбы с наркотизмом.

Профилактика наркотизма и наркозависимости не может ограничиваться семьей или педагогическим процессом, она должна захватывать и сферу молодежного досуга.

Досуговая концепция. Рассмотрение делинквентной субкультуры как «нормы наизнанку», характеризующее отношения внутри девиантных групп с высокой степенью солидарности и активным сопротивлением попыткам семьи и школы регулировать их деятельность, подтверждается выводами, согласно которым более половины респондентов проводят свободное время в компании с друзьями, из которых большая часть опрошенных частично удовлетворены тем, как проводят свободное время. В молодежной субкультуре все чаще допускается употребление наркотиков, токсических средств. Подтверждением являются положительные ответы самих молодых людей при проведении социологических исследований в различных регионах страны. Кроме того, результаты исследований отмечают, что группировки приобрели два более ярко, чем прежде, выраженных признака: наличие собственных правил поведения и источников денежных средств. Эти тенденции подтверждают постепенное вхождение молодежных группировок в состав организованных преступных групп. Они начинают принимать участие в наркобизнесе на правах младших партнеров, для них характерны черты асоциального характера. Во-первых, это присутствие в группах по интересам сверстников, стоящих на учете в милиции. Во-вторых, вхождение в молодежные компании взрослых. В-третьих, все чаще значительным элементом взаимоотношений в рамках неформальной среды становится насилие. С ним сталкивались почти 50% респондентов. При этом основным местом, где культивируется насилие, является улица. Его распространение оказывает влияние на наркоситуацию и наркокультуру по нескольким направлениям:

- во-первых, оно используется для принуждения к употреблению наркотиков;

- во-вторых, употребление наркотических средств нередко представляется молодым людям как способ ухода от ужасов насилия.

Таким образом, культура насилия – неотъемлемый элемент наркотизма в молодежных группировках. С учетом неполной искренности молодежи, участвующей в социологических исследованиях, можно с большой степенью вероятности утверждать, что сегодня развивается реальная тенденция распространения наркокультуры в неформальной молодежной среде, где несовершеннолетние проводят свой досуг.

Не случайно теория наркотической субкультуры, сформулированная в русле досугового подхода, объясняет участие в незаконном обороте наркотиков ущемленной в экономическом плане части населения посредством включения его в уличные молодежные субкультуры, олицетворяющие собой скрытый и явно выраженный протест обществу.

Большой интерес для анализа проблемы представляет теория социальной аномии Э. Дюркгейма, являющаяся крайней формой девиации. Ее источником признается социальная дезорганизация, когда культурные ценности, нормы и социальные связи практически отсутствуют, ослаблены или противоречат друг другу. Согласно Р. Мертону, причина девиации кроется в разрыве между культурными целями общества и социально одобряемыми средствами их достижения.

Социальная аномия, возникшая в результате глобальной ломки прежней системы норм, усугубила проблему наркотизма, уничтожив сдерживающие установки поведения: социально не одобряемые способы достижения цели становятся приемлемыми. Вместе с тем, люди в силу ориентации на «старые» социокультурные ценности, диктующие определeнные нравственные запреты, как правило, не могут прибегнуть к эффективным, но незаконным способам достижения желанных целей (не могут стать инноваторами по Р. Мертону).

Досуговую концепцию поддерживает и И.С. Кон, связывающий истоки правонарушений молодежи с уличными компаниями асоциальной или антисоциальной направленности. Если отдельная личность не уверена в правильности своих поступков, будучи принятой группой, ее поведение воспринимается как норма, не подвергающаяся сомнению. При этом подросток психологически зависит и подражает группе, стремится показать себя сторонником общих наркотических норм, оправдывает свое отклоняющееся поведение.

Усиливает процесс наркотизации молодежи и сокращение мест проведения досуга, перевод их на платную основу. В этом случае наркотизм и участие в незаконном обороте наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров выступают как своеобразная компенсация невозможности достижения социальных целей наличными средствами.

К настоящему времени в мире накоплен достаточно большой материал по проблеме делинквентных подростково-молодежных сообществ. Активность таких группировок (шаек) была отмечена на всех континентах почти в сорока странах мира. Однако впервые делинквентные шайки стали объектом исследования американских социологов, а потому их опыт в этой области остается, безусловно, самым богатым. Более того, в настоящее время американские исследователи изучают шайки не только в США, но и в других странах.

В России делинквентные сообщества стали объектом изучения только в конце 1980-х годов, поэтому концептуализация и оформление понятийного аппарата еще далеки от завершения.

Правовая концепция. Этот подход связывает распространение наркомании с недостатками в работе органов охраны общественного порядка, прежде всего, правоохранительных структур.

Действительно, подобная связь имеет место и, возможно, наиболее ярко проявляется сегодня, когда наблюдается распространение недоверия к работе правоохранительных органов, уклонение молодежи от общения с официальными инстанциями, даже в случае необходимости. Это прямо и косвенно способствует росту латентного наркотизма, поскольку создает питательную среду для укрепления в сознании молодежи установки о собственной безнаказанности за совершаемые незаконные действия. Утверждается идея вседозволенности, которую подпитывают факты отсутствия контроля со стороны милиции за лицами, задерживаемыми за незаконный оборот наркотиков, но не поставленными на учет в правоохранительных органах.

Элементарное незнание антинаркотического законодательства также способствует росту наркотизма. Правда, роль фактора недостаточной информированности не следует преувеличивать, поскольку анализ результатов ряда исследований показал, что молодежь знает, что такое наркотизм, представляет его последствия и причины. Тем не менее, это знание не является основанием для категорического запрета на наркотики. Осознавая их опасность, молодые люди все же нередко продолжают употреблять их. В значительной степени это связано с тем, что в сознании молодых людей не сформирован нравственный запрет на употребление наркотических средств. Однако нельзя отрицать, что эволюция наркотизма коррелируется с показателями качества профилактической деятельности.

«Правоохранительный» подход не дает исчерпывающего объяснения причин наркотизма, многие из которых, как уже подчеркивалось, связаны с неблагоприятным развитием социокультурных и социальных процессов. Поэтому профилактическая работа должна вестись не только правоохранительными органами. Вместе с тем, в контексте «правоохранительного» подхода очевидно, что без разработки нормативно-правовой базы профилактики и хорошо налаженной работы силовых структур любые попытки противодействия наркотизму в молодежной среде обречены на неудачу. В то же время антинаркотическая деятельность правоохранительных органов должна соответствовать функциональным задачам данного социального института и реализоваться по следующим направлениям:

-    выявление лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических средств, а также занимающихся распространением наркотических средств и пресечение их противоправной деятельности;

-    выявление и пресечение подпольных лабораторий, занимающихся нелегальным производством наркотических средств и прекурсоров;

-    пресечение контрабанды наркотиков;

-    индивидуальная и групповая профилактика наркотизма;

-    профилактика правонарушений среди несовершеннолетних;

-    выявление и пресечение незаконных операций с наркотическими средствами и прекурсорами в медицинских, фармацевтических и научно-исследовательских учреждениях; борьба с организованной преступностью, одним из основных источников доходов которых является наркобизнес;

-    международное сотрудничество в вопросах борьбы с наркобизнесом.

Каждый из рассмотренных теоретических подходов, несомненно, вносит вклад в понимание сущности наркотизма, в объяснение его причин и – в соответствии с ними – в представление о содержании профилактической работы и правилах ее организации. К сожалению, социальные институты, осуществляющие профилактику, в своей деятельности не используют теорию, однако именно эти концепции определяют концентрацию усилий и основные направления работы. Мы убеждены, что если основу организации межведомственного взаимодействия в процессе профилактики молодежного наркотизма будет составлять только один научный подход, то между субъектами профилактической деятельности не возникнет ценностно-целевого единства в отношении понятийного аппарата, которое можно достигнуть, лишь учитывая все концепции наркотизма, исходя из принципа системного анализа явления, что приведет к устранению организационных и коммуникативных барьеров между субъектами профилактики.

И, на наш взгляд, первым очевидным следствием в данной связи является то, что профилактическая деятельность должна осуществляться на основе комплексного использования теорий происхождения наркомании и наркотизма.