В криминологии и отдельных отраслях правовой науки в последнее время сложилось представление об уровнях и видах правового профилактического противодействия наркопреступности и наркоделиктности в зависимости от особенностей объекта и метода провового регулирования или охраны конкретной отрасли права, предмета и методов отраслевой науки.

Для классификации и характеристики содержания отдельных видов правовой профилактики базовое значение имеет представление о криминологической профилактике. Криминологическая профилактика - это совокупность мер по выявлению и устранению (блокированию, нейтрализации) причин, условий, иных детерминант наркопреступности и связанных с нею административных наркоправонарушений (административных наркоделиктов). Криминологи и специалисты отраслевых юридических наук подчеркивают обособленность правовых мер профилактического воздействия в системе криминологической профилактики как комплексной многоаспектной деятельности, в различной степени использующей правовые формы и методы.

Меры криминологической профилактики на общесоциальном уровне реализуют антикриминальный потенциал общества в целом, всех его институтов. Это происходит путем ненаправленного воздействия на детерминанты наркопреступности, осуществляемого в ходе позитивного, прогрессивного развития общества, решения экономических, социальных и иных глобальных задач, в результате чего как бы попутно достигаются антикриминальные цели, в частности, устраняются, ограничиваются, локализуются противоречия, диспропорции, кризисные негативные явления, питающие, воспроизводящие наркопреступность.

Специально-криминологические антинаркотические мероприятия разрабатываются и осуществляются применительно непосредственно к наркопреступности и типам преступного поведения, к различным сферам проявления наркотизма в общественной жизни, социальным группам, отраслям хозяйства, ибо они характеризуются особенностями процессов детерминации наркопреступности.

По содержанию меры криминологической профилактики наркопреступности подразделяются на экономические, политические, социальные, организационно-управленческие, идеологические, культурно-воспитательные, медицинские, правовые, технические и иные. Эффект профилактики наркопреступлений мерами экономического, социального, политического, культурно-воспитательного характера достигается главным образом в результате общесоциальных мер, но аналогичные по содержанию мероприятия могут осуществляться и в рамках специально-криминологической деятельности. Правовые меры могут входить в состав общесоциальной профилактики, но они в несравненно большей степени характерны для специально-криминологической профилактики наркопреступности.

Типичными примерами правовых по форме и по содержанию мер криминологической профилактики наркопреступлений являются совершенствование норм законодательства, прежде всего уголовного и непосредственно связанного с уголовным, юридическая регламентация деятельности субъектов профилактики наркопреступлений, применение норм уголовного закона в расчете на эффект общепревентивного и индивидуальнопревентивного воздействия уголовного наказания в отношении потенциальных нарушителей уголовно-наказуемых запретов в сфере оборота наркотических средств и психотропных веществ. Криминологическая правовая профилактика непосредственно связана с эффективностью превентивного воздействия норм уголовного прав, устанавливающих ответственность за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, поскольку наркопреступления являются наиболее негативными проявлениями наркотизма и фактором, продуцирующим распространение наркомании, способствующим наркотизации населения. Отдельные составы наркопреступлений имеют выраженный профилактический характер, в частности, и инициативное возбуждение дел данной групп расценивается в системе оценок деятельности ОВД как профилактическая деятельность. Криминологическая правовая профилактика – это прежде всего противодействие распространению наркомании и наркотизма уголовно-правовыми средствами. Но традиционно, в соответствии с социологической природой криминологии (исторически она возникла как социология уголовного права, производна от социологии общественных патологий), криминологическая профилактика включает и иные профилактические меры как правового, так и не правового содержания, что порождает определенное дублирование с неправовыми формами профилактического противодействия наркотизму.

В известной мере это обстоятельство порождает основную проблему практической реализации профилактики наркомании и наркотизма – вменение в обязанности специалиста правоохранительной деятельности или юриста проведения профилактических действий и мероприятий, требующих специальных педагогических, психологических, медицинских знаний и навыков их применения, которыми он не обладает, поскольку квалификационные требования предполагают, что он является субъектом применения норм права и получил соответствующее образование. Возможно два варианта решения данной проблемы, которые необходимо учитывать при создании многоуровневой системы профилактики правонарушений. Либо включать в учебные планы юридических образовательных учреждений специальные неюридические дисциплины по профилактике наркоправонарушений и наркоориентированного поведения, либо создавать штатные единицы психологов, воспитателей и иных специалистов в профилактической службе, подразделениях профилактики.

Причины и условия, иные детерминанты наркопреступлений могут проявляться в индивидуальной жизни конкретных лиц, допускающих отклонения от норм поведения (антиобщественные действия, правонарушения непреступного характера) и способных в силу этого встать на путь совершения преступлений, связанных с наркотическими средствами и психотропными веществами. Индивидуальная криминологическая профилактика осуществляется персонифицировано, она направлена на выявление и устранение (блокирование, нейтрализацию) криминогенных факторов, непосредственно связанных с поведением, образом жизни, микросредой таких лиц. На иной механизм детерминации сориентированы меры общей криминологической профилактики. Они применяются в случаях, когда причины, условия и иные детерминанты наркопреступлений проявляются как бы обезличенно и безотносительно к антиобщественному поведению конкретных лиц, которые могут совершить уголовно наказуемые деяния, а именно – в различных сфеpax социальной жизни, например, семейно-бытовой, досуговой, в сфере предпринимательства, внешнеэкономической деятельности и т. д.

Следует также пояснить, что в теории, нормативных основах и практике правовой профилактики правоохранительные органы учитывают, но не используют классификацию профилактики наркомании по видам на первичную, вторичную и третичную, которая используется как основная функциональная системообразующая конструкция стратегий профилактической деятельности, в частности, в наркологии и образовательной деятельности.

Правовые меры профилактики наркопреступности, получившие обоснование в криминологии, в значительной мере пересекаются, конкретизируются и развиваются отраслевыми юридическими науками и реализуются в конкретных видах правоохранительной деятельности: административной деятельности, оперативно-розыскной деятельности, уголовно-процессуальной деятельности, уголовно-исполнительной деятельности, что позволяет выделить в структуре криминологической профилактики наркопреступлений отдельные виды специальной правовой профилактики. Реально к видам специальной правовой профилактики наркомании и наркотизма возможно отнести уголовно-процессуальную профилактику, криминалистическую профилактику, оперативно-розыскную профилактику, уголовно-исполнительную профилактику, административно-правовую профилактику.

Уголовно-процессуальная профилактика наркопреступлений входит в компетенцию органов предварительного расследования и судов.

Закон обязывает следователя, орган дознания выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступления и принимать меры к их устранению.

Профилактическая работа следователя, органа дознания охватывает широкий комплекс процессуальных и непроцессуальных действий. Она должна проводиться на различных этапах расследования. Обычно профилактическая работа начинается сразу же после возбуждения уголовного дела с использованием процессуальных форм профилактики наркопреступлений.

Выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступления согласно ст. 73 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, входит в предмет доказывания по уголовным делам. Сбор информации об этих обстоятельствах осуществляется путем производства различных процессуальных действий - осмотра места происшествия, допроса потерпевшего (свидетеля), допроса обвиняемого, производства экспертизы, следственного эксперимента и т.д. На устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления, направлены такие действия, как задержание подозреваемого, избрание меры пресечения, отстранение обвиняемого от должности, помещение обвиняемого или подозреваемого в медицинское учреждение и т.д.

В соответствии со ст. 158 УПК РФ дознаватель, следователь вправе внести в соответствующую организацию или должностному лицу представление о принятии мер по устранению указанных обстоятельств или других нарушений закона. Таким образом, анализ ч. 2 ст. 73 и ч. 2 ст. 158 УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что если выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступления, является обязанностью дознавателя (следователя), то внесение представления - не более чем право. Такая формулировка, на наш взгляд, более предпочтительна, поскольку допускает возможность использования в ходе предварительного расследования и иных мер профилактического характера, которые, несмотря на их достаточно активное применение на практике, к сожалению, не нашли должного отражения в законе. Более того, невзирая на придание представлению о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, процессуального статуса, его форма и содержание до сих пор законодательно никак не регламентированы.

Для обеспечения надлежащего исполнения представления, в случае умышленного невыполнения указанных в представлении законных требований по устранению причин и условий, способствовавших совершению наркопреступления, следователь и дознаватель могут привлечь граждан и должностных лиц к административной ответственности по статье 17.7 КоАП РФ, что является мерой административно-правового воздействия, дополняющей и обеспечивающей эффективность мер уголовно-процессуальной профилактики.

Обстоятельства, способствовавшие совершению наркопреступления, подлежат выявлению в профилактических целях и судом. Согласно части четвертой статьи 29 УПК, если при судебном рассмотрении уголовного дела будут выявлены обстоятельства, способствовавшие совершению наркопреступления, то суд вправе вынести частное определение или постановление, в котором обращается внимание соответствующих организаций и должностных лиц на данные обстоятельства и факты нарушений закона, требующие принятия необходимых мер. Суд вправе вынести частное определение или постановление в других случаях, если признает это необходимым. В п.36 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2006 г. № 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильно действующими и ядовитыми веществами» подтверждено требование УПК о реагировании суда путем вынесения частного определения в случае выявления обстоятельств, способствующих совершению преступления. К другим случаям могут относиться и случаи выявления условий, способствующих совершению наркопреступления и требующих устранения. Выявить их по уголовному делу можно только процессуальным путем, то есть путем доказывания. Другого способа в уголовном процессе просто не существует.

Все иные профилактические действия находятся за пределами уголовно-процессуальной профилактики как вида правовой профилактики. Но тем не менее, общими документами, регламентирующими правоохранительную деятельность органов внутренних дел и иных служб, предполагается, что следователи и дознаватели обязаны осуществлять и непроцессуальные антинаркотические профилактические действия. Их выбор обусловливается материалами уголовного дела; обстановкой совершенного наркопреступления; обстоятельствами, сложившимися на момент принятия решения профилактического характера; особенностями личности обвиняемого и т.д.

Наиболее распространенными непроцессуальными формами профилактики наркопреступления в деятельности следователей и дознавателей, как и судей, являются:

а) выступления (доклады) в трудовых коллективах, в учебных заведениях и средствах массовой информации;

б) публикации научных статей, заметок в печати;

в) письма (сообщения) руководителям организаций, предприятий и учреждений, а также личные беседы с должностными лицами;

г) лекции.

Наряду с этим практике известны и такие формы реагирования на обстоятельства, способствовавшие совершению наркопреступления, как:

а) разработка совместно с другими подразделениями органов внутренних дел комплексных мероприятий антинаркотического профилактического характера;

б) проведение бесед с потерпевшими, чье виктимное поведение спровоцировало совершение наркопреступления; лицами, совершившими антиобщественные поступки, но не привлеченными по тем или иным законным основаниям к уголовной ответственности; родителями, близкими, знакомыми, друзьями, соучениками, коллегами, педагогами, руководителями вышеуказанных лиц;

в) участие в диспутах, «круглых столах», конференциях, симпозиумах, иных мероприятиях, посвященных вопросам профилактики наркопреступлений и наркомании, т.д.

С уголовно-процессуальной профилактикой неразрывно связана криминалистическая профилактика наркоправонарушений, которая частично охватывает уголовно-процессуальную и административно-процессуальную профилактическую деятельность правоохранительных и иных органов и учреждений. Очевидно, что успешное профилактическое противодействие наркопреступлениям и административным наркоделиктам немыслимо без использования в нем четко продуманной системы криминалистических средств профилактического характера, в совокупности составляющих криминалистическую профилактику.

Криминалистическая профилактика как часть общей юридической профилактики связана с выявлением причин и способствующих наркопреступлению условий, объектов криминалистического воздействия, а также с применением специфических профилактических мер, затрудняющих совершение новых наркопреступлений, и с пресечением или прерыванием преступной деятельности конкретных лиц.

Криминалистическая профилактическая деятельность делится на два вида: следственная профилактика и экспертно-криминалистическая профилактика.

Особенностями криминалистических методов и средств следственного предупреждения (профилактики), понимаемого несколько шире чем уголовно-процессуальная профилактика наркопреступлений, является то, что, с одной стороны, они по своей специфической тактической и методической сущности в большей части органически входят в приемы и методы самого расследования.

Средства профилактической деятельности следователя можно разделить на две группы: 1) действия, проводимые непосредственно самим следователем; 2) действия, осуществляемые по поручению следователя другими государственными органами, организациями, производственными предприятиями, иными учреждениями и общественностью. К первой группе относятся следственные действия с элементами воспитательно-психологического воздействия на конкретных лиц; розыскные мероприятия, криминалистические операции профилактической направленности; ко второй – действия оперативно-розыскного, технико-организационного, технического, управленческо-организационного характера, осуществляемые соответственно по поручению следователя органами дознания, управления и производства.

Своеобразием экспертно-криминалистической профилактики является то, что ее средства и методы могут быть составной частью процесса экспертного исследования (в рамках расследования) и элементом самостоятельной профилактической деятельности экспертно-криминалистического учреждения.

Необходимые для нее данные, в частности сведения о причинах и условиях совершения наркопреступлений, связанных с несовершенством защиты тех или иных объектов от преступного посягательства, получаются в процессе экспертно-криминалистических исследований по заданиям следователей. Разработка же соответствующих технических приемов и средств защиты указанных объектов в этих случаях, как правило, основывается на данных экспертно-криминалистических обобщений, экспертной практики, возможностях криминалистической техники и осуществляется чаще всего с привлечением различного рода специалистов технического профиля.

Данные экспертно-криминалистической профилактики по конкретным делам доводятся до реализации с помощью следователей, расследовавших эти дела. Обобщенные экспертно-профилактические данные реализуются самими экспертно-криминалистическими учреждениями.

К общим задачам органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, в соответствии со статьей 2 ФЗ об ОРД относится выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших. Применительно к наркопреступности профилактика решается средствами оперативно-розыскной профилактики. Оперативно-розыскная профилактика наркопреступлений предполагает сбор информации о криминально-активных лицах (близких связей членов организованных преступных формирований в сфере нелегального оборота наркотиков, ранее судимых за наркопреступления, наркоманах, членов групп с антиобщественной направленностью и др.), степени исправления, связях, преступном опыте, намерениях, особенностях их личности и системы социальных отношений. Совокупность сведений, которые дают основания для неблагоприятного прогноза, т.е. вывода о вероятности совершения наркопреступления, сразу указывает на необходимость установления оперативного наблюдения за теми, кто сохранил криминальную активность.

При осуществлении мер оперативно-розыскной профилактики применяется особая (по сравнению с реализацией оперативно-розыскной информации путем возбуждения уголовного дела) тактика получения и использования оперативно-розыскной информации. Сложились и своеобразные организационные формы. Осуществление оперативно-розыскной профилактики требует привлечения знаний из области криминологии и педагогики, умения прогнозировать развитие криминогенной ситуации и индивидуального преступного поведения. Поскольку налицо специфика научных, организационных, методических и тактических основ оперативно-розыскной профилактики, целей ее осуществления, есть все основания рассматривать этот итог, результат оперативно-розыскного процесса как самостоятельную форму профилактики, в рамках которой решаются важнейшие задачи борьбы с наркопреступностью.

Специфичность оперативно-розыскной профилактики заключается в следующем:

  • ведется оперативно-профилактическое наблюдение за лицами, поставленными на профилактический учет в связи с высокой степенью вероятности их преступного поведения в сфере незаконного оборота наркотиков;
  • обеспечивается успех индивидуальной профилактики благодаря оперативной осведомленности о контингенте лиц, которые могут встать на путь совершения наркопреступлений, и особенностях каждого лица, допустившего антиобщественное поведение или испытавшего вредное влияние антиобщественных и преступных элементов;
  • фиксируется среда местных криминально активных жителей, в которой осуществляются оперативно-розыскные мероприятия (ОРМ) по раскрытию наркопреступлений;
  • негласно проверяется причастность к совершенным преступлениям лиц (в том числе и ранее выявленных не местных жителей), находящихся под оперативным наблюдением и имеющих признаки разыскиваемых наркопреступников;
  • изучаются отдельные категории лиц, представляющих оперативный интерес, их связи, образ жизни, поведение и прошлое для получения оснований к применению мер профилактики или для заведения дела оперативного учета (ДОУ).

Структура оперативно-розыскной профилактики. В ней можно выделить ряд относительно самостоятельных элементов:

  • изучение с помощью средств и методов ОРД контингента лиц, находящихся под оперативно-профилактическим наблюдением;
  • документирование фактов и обстоятельств, действий и поступков этих лиц, обеспечивающее успех индивидуальных профилактических мероприятий;
  • инициативное осуществление поисковых мероприятий для обнаружения признаков подготовки преступлений, преступных намерений или преступной деятельности лиц, находящихся под оперативно-профилактическим наблюдением; их причастности к преступлениям, оставшимся нераскрытыми;
  • реализация полученных материалов, гарантирующая конспирацию негласных источников информации.

Сочетание целей профилактики с постоянной проверкой лиц, находящихся под оперативно-профилактическим наблюдением, проведением среди них ОРМ для обнаружения преступников является специфическим признаком оперативно-розыскной профилактики. Такое сочетание обеспечивает оперативную осведомленность о контингенте лиц, относимых к категории криминально активных, позволяет своевременно прибегать к оперативной разработке преступников с использованием всех материалов, собранных при осуществлении мер оперативно-розыскной профилактики.

Каждый из элементов оперативно-розыскной профилактики может стать частью сложной процедуры получения оснований для оперативной разработки. Причем соотношение этих элементов оперативно-розыскной профилактики определяется складывающейся оперативной обстановкой.

При распространенности преступлений, совершаемых в условиях неочевидности, наличии преступлений, оставшихся нераскрытыми, в структуре ОРМ будут, вероятно, преобладать поисковые элементы с использованием всей ранее накопленной информации, относящейся к контингенту лиц, находящихся под наблюдением.

При ненапряженной оперативной обстановке оперативно-розыскные органы (ОРО) получают возможность уделять внимание обеспечению индивидуальной профилактики. Это в итоге способствует повышению оперативной осведомленности, получению новой информации, которая активно используется при раскрытии преступлений и розыске преступников, а также решении иных оперативно-розыскных задач. Таким образом, достигаются и цели активной индивидуальной профилактики, и цели обнаружения преступников.

Структурно оперативно-розыскная профилактика включает в себя оперативно-розыскные меры, обеспечивающие эффективность этих методов, как воздействие через негласных сотрудников на членов организованных преступных формирований (ОПФ), участников бытовых конфликтов, разобщение путем оперативных комбинаций враждующих групп; оперативное прикрытие объектов для того, чтобы сорвать преступные планы лиц, обнаруживших благоприятные условия для совершения краж, грабежей, разбоев, похищений людей и т.д.

Основные направления, применяемые при изучении лиц в рамках оперативно-розыскной профилактики. Известны два таких направления.

Первое направление – изучение лиц, представляющих оперативный интерес, в целях обнаружения признаков (процесса) развития преступного поведения.

Второе направление – изучение лиц, находящихся под оперативно-профилактическим наблюдением, в целях определения эффективности и корректировки мер индивидуальной профилактики. Это направление обеспечивает взаимодействие различных ОРО и делает предметным профилактическое вмешательство самих оперативников, использующих в этих целях помощь агентуры.

С точки зрения ОРД разобщение ОПФ можно рассматривать как одну из наиболее сложных форм оперативно-розыскной профилактики с использованием конспиративных (негласных), а при необходимости и демонстративных способов воздействия на все факторы и элементы отношений в ОПФ и окружающей его внешней среде. Воздействие уголовно-правовыми, административными, экономическими, иными мерами государственного принуждения, общей и индивидуальной профилактики преступного поведения, является невозможным или затруднительным.

С содержательной стороны разобщение в ОРД есть особый вид оперативно-профилактической деятельности ОРО, направленной на разрушение или ослабление звеньев ОПФ, их функционального единства, отношений, взаимодействия членов и звеньев ОПФ и снижение эффективности их совместной криминальной деятельности.

Разобщение обеспечивает решение многоплановых задач, направленных на изобличение, пресечение организованной преступной деятельности, установление эффективного контроля за действиями ОПФ, разработку опережающей стратегии и тактики воздействия на них со стороны государственных органов.

В рамках оперативно-розыскной профилактики достигают и общепрофилактических целей. Из негласных источников могут быть получены сведения об условиях, способствующих совершению преступлений не только в быту, на производстве, в местах отдыха и досуга, но и в местах исправления и перевоспитания осужденных. Часто вне рамок оперативной разработки негласные сотрудники сообщают о фактах несовершенства технологии, круговой поруки, коллективного пьянства, о пробелах в организации охраны материальных ценностей, нарушениях норм нравственности, подогревании враждебных отношений между людьми на национальной и религиозной основе и прочих негативных явлениях, которые способствуют антиобщественному и преступному поведению. Такая информация не всегда может быть реализована без предварительного документирования и принятия мер к зашифровке ее источников. Лишь после принятия таких мер она может быть использована в методах общей профилактики, которая предполагает:

  • устранение условий, способствующих формированию личности правонарушителя;
  • устранение возможности возникновения острых конфликтных ситуаций в отношениях между людьми;
  • устранение условий, облегчающих совершение преступлений на конкретных объектах;
  • исключение посягательств на общественный порядок и личность граждан в общественных местах.