Контроль наркотизма в системе образования является одной из самых сложных в методологическом смысле проблем не только в России, но и в западных странах и связан, прежде всего, с преподаванием превентивных программ в сфере образования. Одной из самых известных превентивных школьных программ, используемых в настоящее время в развитых странах, является проект DARE (Обучение сопротивлению употреблению наркотиков). Программа базируется на предпосылке, что школьников нужно учить распознавать опасность употребления опьяняющих веществ и сопротивляться косвенному и прямому принуждению употреблять наркотики. При сравнительно долгой своей истории программа имеет неоднозначные эффекты или ее результаты зачастую оказываются малоэффективными (Research Council on Ethnopsychology..., 1993). Например, исследование, где изучалось потребление пяти основных психоактивных веществ – марихуаны, пива, вина, крепких спиртных напитков и сигарет – студентами, прошедшими этот курс, показало, что они увеличили потребление психоактивных веществ по всем пяти позициям уже через два года после прохождения курса, тогда как контрольная группа – только через три (An outcome evaluation of project DARE, 2001).

Исследования, проводимые в нашей стране, также демонстрируют неоднозначные эффекты существующей превентивной стратегии. Так, в структуре представлений школьников о наркотиках авторы отмечают явление когнитивно-эмоционального диссонанса. Однако отрицательное отношение к наркотикам и наркомании не мешает молодежи пробовать опьяняющие вещества в провоцирующих ситуациях. Причину этого ряд ученых видит в недостатках существующей системы антинаркотической пропаганды, ее несоответствия подростковой субкультуре. По мнению С.И. Левиковой, молодежная субкультура, формирующаяся под воздействием ряда социальных факторов, пополняет ряды лиц, причастных к наркотикам («Молодежная культура», 2002). Поэтому сегодня необходимо ввести в систему российского образования для молодежи профессиональные профилактические спецкурсы в рамках преподавания дисциплины «Социология», «Деонтология».

Опыт такого преподавания уже есть в России, однако его эффективность недостаточна. Ее причины объясняются по-разному: от рассогласований наиболее важных установок у специалистов по работе с молодежью до рассогласований у родителей и подростков. Некоторые авторы, ссылаясь на международный опыт, отрицательно относятся к приглашению специалистов для проведения информационной работы по проблеме наркомании в школе, поскольку это «…разжигает любопытство и ведет к усилению экспериментирования». Некоторые специалисты полагают, что запугивание последствиями злоупотребления у подростков (в отличие от взрослых) не действенно. Более того, оно может вызвать повышенный интерес к наркотикам.

Необходимо констатировать, что реальной эффективности в сфере первичной профилактики наркотизма можно ожидать только от комплексных программ, направленных на аддиктивное поведение подростков в целом. Причем, по мнению авторов, здесь следует отказаться от «вызывающей страх профилактики», поскольку она ведет подростка к отказу от ориентации на профессионалов – медицинских работников. Мы не полностью согласны с этим мнением, поскольку именно нерецензируемое рекламирование медицинских центров, пусть за высокую цену, но легко излечивающих от наркомании, ведет к формированию мнения у молодежи о легком пути излечения, что далеко от реальности. Установка на легкое излечение способствует росту лиц, причастных к действиям с незаконным оборотом наркотических средств и допускающих немедицинское потребление наркотиков, надеясь на легкий исход, а в случае наркозависимости – на быстрое выздоровление. «Вызывающая страх профилактика», содержанием которой являются просмотр видеофильмов с показыванием болевых «ломок» в состоянии наркотического голодания и физического состояния наркоманов, которые длительный период употребляют наркотики, и смысл жизни которых заключается только в приеме очередной дозы зелья, формирует эффект самозапрета от первичных и последующих приемов наркотических средств. В данном случае профилактика вызывает формирование негативной установки личности к наркотикам. Однако необходимо отметить, что «вызывающая страх профилактика» - это, прежде всего, показ исхода, то есть 3-й стадии наркозависимости и этим элементом допустимо ознакамливать молодежь вскользь и на последнем завершающем этапе. Ему должна предшествовать обязательная информация о вреде предшествующих 1-ой и 2-ой стадии, ведущих к показываемым «ломкам».

Между тем, молодежь сегодня осознала одно из правил, способствующих прекращению употребления наркотиков, хотелось бы, чтобы его как аксиому приняли и специалисты, непосредственно работающие с наркозависимыми: самостоятельное лечение – малоэффективно и результативно только в исключительных случаях. Наркозависимым необходима помощь специалистов-профессионалов, поддержка семьи и близких, наличие здоровой социальной среды пребывания и процесс излечения – это длительный и трудоемкий путь. Осознавая то, что современная молодежь органически втянута в сферу массовой культуры, живет ее образцами, символами и идолами, сложилась необходимость в формировании идеологических, социально-психологических и культурных барьеров на пути молодежного наркотизма. Для достижения этой цели должны преподаваться профилактические спецкурсы.

Предлагаемый спецкурс должен включать оценку наркотической ситуации. Информацию о ней нужно построить на медицинской и правовой статистике, результатах проведённых ранее исследований, а также на проводимых своих специальных исследованиях. Главные требования, предъявляемые к преподаванию этих спецкурсов – информационная грамотность и достоверность. Обязательными информационными блоками курса должны быть предусмотрены: информирование о стадиях наркозависимости и признаках их проявления, о факторах роста числа лиц наркозависимых, о методике проведения тренингов, содержании основных профилактических направлений деятельности педагогов и формах межведомственного взаимодействия в процессе организации профилактической работы.

Объектами информационного обучения должны являться как школьники, так и студенты институтов, университетов, обучающиеся на факультетах усовершенствования специалистов. Антинаркотические спецкурсы необходимы и для уже вовлечённых в профилактическую работу служб как медицинского сектора, так и немедицинского — юридического, образовательного и т.д.

Так как образовательные профилактические программы (антиалкогольные, антинаркотические и антиникотиновые) являются самыми распространёнными в настоящее время, а субъектами образовательной антинаркотической профилактики являются учителя, школьные психологи, сами ученики и их родители, также вовлечённые в процесс обучения своих детей, возникает необходимость в профессиональной, основанной на научной основе, их подготовке. Нельзя забывать, что неправильно поданная информация может привести как к позитивным, так и к разрушительным результатам, поэтому важно выбрать эффективные методы. Так, программы, акцентирующие внимание на негативных последствиях наркотизма, оказались малоэффективными, а программы, делающие акцент на обучении «адаптивному стилю жизни, навыкам общения, критическому мышлению, умению принимать решения и противостоять в ситуациях предложения аддиктивных веществ и др.», показали свою эффективность.

Существует две основные модели обучающих программ первичной профилактики — программа достижения социально-психологической компетентности, обучающая навыкам эффективного общения, и программа обучения жизненным навыкам, формирующая навыки ответственного принятия решений. Эти модели в различных странах зачастую смешиваются. Цели у них сходные: развитие социальной и личностной компетентности, выработка навыков самозащиты, предупреждение возникновения проблем.

Наибольшую эффективность в учреждениях образования показали поведенческие программы, построенные по принципу формирования жизненных навыков (Life Skills Training) - ФЖН. Они предусматривают: ориентацию на «целостного человека на протяжении определённого времени»; участие родителей в превентивной работе; тренинг учителей; сотрудничество различных ведомств и организаций; культурную адекватность; оценку эффективности; связь программы с обществом; непрерывность обучения, так как эффективность программ прямо коррелирует с их продолжительностью, последовательностью и содержанием, качественные программы предусматривают от 45 до 100 уроков или последовательные курсы на протяжении нескольких лет.

Программа жизненных, социально-психологических навыков (навыки социальной компетентности) (Life Skills Training) обязательно включают обучение эффективному общению, уверенности в себе, умению управлять своими чувствами, выбору друзей и построению позитивных отношений со сверстниками, укреплению связей со взрослыми, решению проблем, критическому мышлению, принятию решений, осознанию негативных влияний и давления со стороны сверстников и сопротивлению им, постановке целей, оказанию помощи окружающим. Участие детей в общественной жизни предоставляет учащимся позитивные ролевые модели. Молодежь должна приобрести объем знаний, необходимый для самостоятельного мышления и построения своего поведения. Недостатком этих программ является ориентация на отдельную личность, игнорирование социокультурных причин наркотизма и уже имеющегося опыта аддиктивного поведения детей.

Применение моделей обучающих программ первичной профилактики в учебных заведениях может быть эффективным лишь в случае внедрения их методов профессионально подготовленными педагогами, которые единообразно понимают цели, задачи первичной профилактики, владеют общепринятым понятийным аппаратом, не допускающим рассогласований. Однако результаты проведенного нами в 2006 году социологического исследования «Управление процессом профилактики молодежного наркотизма» в целях определения мнения специалистов о степени распространения наркотизма в регионе, его причинах и факторах, критериях оценки эффективности проводимой профилактической работы, применяемых методах диагностики рисков в профилактике наркотизма подтвердили существующие рассогласования наиболее важных установок у учителей и преподавателей. Специалисты, занимающиеся профилактикой наркотизма в образовательной среде, по-разному полагают, чем является употребление наркотических средств и токсических веществ.

При проведении социологического исследования нами опрашивались преподаватели вузов, сузов, учителя школы областного центра, школы районного центра, школы малого города, сельской школы.

Анализируя полученные данные, к сожалению, вынуждены констатировать, что выявленная нами в 2002 году при проведении социологического исследования «Профилактика наркомании и токсикомании как фактор повышения качества жизни белгородской молодежи» проблема отрицательного отношения специалистов к объекту своего профилактического воздействия сохранилась. Так, 32,87 % специалистов-педагогов Белгородской, Липецкой, Костромской областей заявили о своем резко отрицательном отношении к наркоманам.

Интерес вызывает сравнительный анализ признания специалистами-педагогами присутствия наркозависимых в учебных заведениях трех областей. Так на вопрос «Есть ли в Вашем учебном заведении лица, употребляющие наркотики?» (по всей выборке) положительно ответили 19,11 % специалистов Белгородской области, 28,61 % - респондентов Липецкой области, 24,27 % - опрошенных Костромской области. Напомним, данные об уровне зарегистрированной наркопреступности распределяются следующим образом: Белгородская область – высокий уровень, Костромская – низкий уровень, Липецкая – средний уровень. Нагляден факт минимального признания наркозависимой молодежи в Белгородской области, что совершенно не соответствует официальной статистике здравоохранительных учреждений и силовых структур. Эти данные позволяют предположить, что педагоги не знают наркоманов, обучающихся в учебных заведениях. Наша гипотеза объясняется ответами самих респондентов на вопрос: «Можете ли Вы уверенно распознать внешние признаки наркотического (токсического) опьянения?».

К сожалению, только 37,23 % учителей и преподавателей указали, что они с уверенностью могут распознать признаки наркотического опьянения, то есть большая часть специалистов неспособна диагностировать наркотическое (токсическое) опьянение. Фактически, наша гипотеза, выдвигаемая перед проведением социологического исследования, оказалась верной. По-прежнему сохраняется недостаток профессиональных навыков у специалистов, работающих с молодежью, а педагоги являются именно той категорией специалистов, которые первыми сталкиваются с наркозависимостью обучаемых. Их непрофессионализм проявляется в чисто практической сфере и связан не только с отсутствием необходимых научно-теоретических знаний, но и с недостаточным опытом работы. Более того, результаты исследования показали, что самый высокий процент респондентов, ответивших положительно на вопрос «Можете ли Вы уверенно распознать внешние признаки наркотического (токсического) опьянения?», - у преподавателей вузов, самый низкий – у учителей, преподающих в школе. А ведь именно там 8-10-летние дети впервые знакомятся с наркотиками.

Снижение возраста первых проб наркотиков также подтверждают и социологи, занимающиеся проблемой наркомании на Крайнем Севере России. Проведенное ими окружные исследования (проект Ямал) убедительно доказывает, что основная профилактическая работа с подростками должна разворачиваться до 14 лет. В момент переходного возраста у подростков уже должен быть сформирован отрицательный наркосценарий и сформирован необходимый комплекс личностных качеств, препятствующих намеренному вовлечению подростка в мир наркотиков. К сожалению, кадровая подготовленность специалистов школ, занимающихся антинаркотической профилактической работой, не соответствует реальным потребностям общества в профессиональных педагогических кадрах, одним из направлений деятельности которых сегодня является профилактика наркотизма.

Кроме того, настораживает выявленная равнодушная установка опрошенных специалистов к наркоманам (8,11 % респондентов) и, конечно же, не вселяет надежды на поиск ими конструктивных форм взаимодействия в ходе профилактической деятельности. Для выделения субъектов профилактики наркотизма, которые реально занимаются ею и которые должны ею заниматься, нами был сформулирован вопрос «Кто, по Вашему мнению, в первую очередь должен заниматься и кто реально занимается предупреждением наркотизма?». Респондентам предлагалось выбрать не более 3-х вариантов ответов.

Среди трех ведущих субъектов антинаркотической профилактики, которые должны заниматься предупреждением наркотизма, преподаватели и учителя выделили семью (80,56 %), учреждения здравоохранения (45,16 %), органы образования (30,78 %). Реально занимаются предупреждением наркотизма, по их мнению, семья (55,45 %), органы образования (30,25 %), учреждения здравоохранения (27,38 %).

Это мнение довольно точно отражает сложившуюся в стране позицию, при которой профилактика молодежного наркотизма рассматривается либо как образовательная задача, либо как лечебная деятельность (напомним, что многие специалисты и молодые люди называют наркоманию болезнью). Однако при всей очевидности причин такого подхода мы полагаем, что он не адекватен сложившейся ситуации. Дальнейшее следование ему не способно решительно изменить ситуацию. Это подтверждается динамикой наркоситуации в стране и в исследуемых регионах Центрального федерального округа.

Вместе с тем нельзя не отметить весьма тревожного, на наш взгляд, обстоятельства: профилактическая работа сегодня не только не закрепляет заложенных в ходе первичной специализации установок на неприятие наркотиков, но и не препятствует их разрушению.

Между тем, негативная установка в отношении наркотиков необходима в силу специфики процесса формирования наркозависимости, которой подвергается та часть молодежи, у которой отсутствуют или разбалансированы механизмы внутренней регуляции и самоконтроля. В этих условиях человек не способен сдерживать свои инстинкты, контролировать эмоциональное состояние, противостоять внешнему, сензитивному воздействию.

В свою очередь, саморегуляция и самоконтроль возможны лишь при наличии у человека позитивных и ясно сознаваемых ценностей, совести и психологических установок. Они задаются культурной средой и культурной традицией, которые транслируются через институты социализации и воспитания.

Разбалансированность культурной среды ведет к кризису ценностей, утрате контролирующей функции совести и разрушению механизма превентивной психологической защиты. В данных условиях и получает распространение наркотизм.

Следовательно, главной концептуальной линией его профилактики должно стать восстановление разрушенных механизмов социокультурной защиты личности. И такая деятельность может носить по преимуществу внешний характер, поскольку сам молодой человек чаще всего не способен решить эту задачу. Более того, данный вид деятельности должны осуществлять структуры и люди, которые пользуются достаточно высоким авторитетом в детской и молодежной среде.

Несовершенство ценностных установок у молодежи подтверждено ответами на вопрос «Каковы Ваши главные жизненные цели?». У всех опрошенных групп респондентов на первое место выходит позиция «хорошая семья». Так считают учащиеся школ - 8,2 %; у учащихся ПТУ, лицея этот показатель падает до 5,2 %; у служащих – до 3,4 %;безработные – 1,6 %; работники государственно-бюджетной сферы – 10,4 %; рабочие -  6,4 %. Наибольшее предпочтение семье отдают студенты вузов и сузов - 35,2 % респондентов.

На второе место среди целевых установок молодежи выделилось «богатство, материальное благополучие», на третье – работа, приносящая удовлетворение, на четвертое – независимость, свобода и только на пятом месте находится желание быть здоровым, физически сильным. Более того, для достижения своих жизненных целей более одной трети респондентов готовы в зависимости от ситуации нарушить закон.

Итак, в силу ряда объективных и субъективных причин специалисты (учителя, преподаватели, непосредственно занимающиеся обучением и воспитанием, в том числе и антинаркотическим), работая с лицами, причастными к наркотизму, не способны распознать объект своего антинаркотического воспитания в силу отсутствия профессиональных умений и навыков и оказать ему помощь. Немаловажным фактором этого является отсутствие внедрения в течение прошедших 3 лет каких-либо комплексных обучаемых программ для специалистов.

Насаждаемые «сверху» Министерством образования РФ общеобязательные антинаркотические мероприятия становятся для учителей и преподавателей педагогическим наказанием. В практике воспитательной работы мы сталкиваемся с парадоксом: педагоги высшей категории, с большим педагогическим стажем работы в своей сфере, сегодня не способны разрабатывать и, тем более, внедрять образовательные антинаркотические технологии в образовательной среде. Проводимые курсы повышения квалификации, иногда специализирующиеся на антинаркотической работе, не дают результата. Во-первых, не всегда указанные курсы проводят специалисты, действительно в силу своих профессиональных знаний и умений способные обучить педагогов. Во-вторых, такие курсы повышения квалификации необходимо проводить с «рядовыми» педагогами, а не с заместителями директоров школ по воспитательной работе, непосредственно не работающими с детьми и подростками. В учебных заведениях до сих пор в числе проводимых профилактических мероприятий преобладают просветительские, более того, формальность их проведения тоже практикуется. В образовательной системе сложилась обязательная «палочная» система проведения таких мероприятий. К сожалению, методик проведения профилактических мероприятий в школе, среднем учебном заведении, высшем учебном заведении не разработано, педагоги с ними не знакомы. Следовательно, образовательные технологии по управлению молодежным наркотизмом, внедряемые сегодня, зачастую несут разрушительный эффект.

Во-первых, преподнося непрофессионально информацию о наркотизме и его рисках, педагоги заостряют внимание на проблеме, повышая к ней интерес. Программы, акцентирующие внимание на негативных последствиях наркотизма, оказались малоэффективными, а программы, делающие акцент на обучении «адаптивному стилю жизни, навыкам общения, критическому мышлению, умению принимать решения и противостоять в ситуациях предложения аддиктивных веществ и др.», показали свою эффективность.

Во-вторых, проводимые мероприятия носят разовый, просветительский характер. По нашему мнению, сомнение в действенности рациональной блокировки вредных привычек, в том числе и наркотизма, заставляет переоценить проблему эффективности традиционных (преимущественно информационно-пропагандистских) методов профилактической пропаганды. Во многих случаях они рассчитаны на то, чтобы показать подростку негативные следствия вредных привычек для его организма. Но, судя по всему, это слабо влияет на детей, которые и без дополнительных убеждений уверены во вреде, наносимом наркотиками. К тому же это нередко подтверждает и личный опыт. Под углом зрения этой перспективы и должна оцениваться эффективность нынешней организационной структуры профилактической деятельности в образовательной среде.

В-третьих, так как образовательные профилактические программы (антиалкогольные, антинаркотические и антиникотиновые) являются самыми распространёнными в настоящее время, а субъектами образовательной антинаркотической профилактики являются учителя, школьные психологи, сами ученики и их родители, также вовлечённые в процесс обучения своих детей, возникает необходимость в профессиональной, основанной на научной основе их подготовке.

В-четвертых, профилактическая непрофессиональная информация не формирует у молодежи запретов на употребление наркотических средств, что самое важное в образовательных технологиях по управлению рисками молодежного наркотизма, более того, избыточность информации не равнозначна ее результативности, поэтому сегодня сложилась необходимость в формировании идеологических, социально-психологических и культурных барьеров на пути молодежного наркотизма.

Проведенный анализ приоритетных установок педагогов, занимающихся профилактикой наркомании и наркотизма в образовательной среде, выявил следующее негативные тенденции:

1) преобладание резко отрицательного и равнодушного отношения к лицам, употребляющим наркотики. Резкое неприятие объекта своей работы создает, прежде всего, между специалистами и субъектом профилактического воздействия коммуникативные барьеры. Они, к сожалению, не способствуют успеху;

2) неспособность распознать признаки наркотического опьянения;

3) незнание основных форм профилактики и отсутствие оценки их эффективности;

4) неспособность разграничения проводимых мероприятий к первичной, вторичной, третичной профилактикам наркозависимости;

5) непроведение педагогами диагностики молодежного наркотизма;

6) при проведении образовательных антинаркотических мероприятий наблюдается их запаздывание (сегодня начальный возраст употребления психоактивных веществ значительно ниже и относится к 10 годам, когда ребенок обучается еще в начальной школе. Основная же категория профилактируемого объекта – это молодежь 14-19 лет. В силу обозначенных нами антинаркотических тенденций это совершенно не оправданно. Первичным этапом (и одновременно самым эффективным!) внедрения образовательных технологий по управлению рисками молодежного наркотизма должен стать этап работы с детьми, начиная с 6-летнего возраста, по привитию у них здорового образа жизни и для формирования контакта с педагогами и семьей.

Способности ребенка, какие бы они ни были, нужно увидеть и развить. Это задача семьи и начальной школы и самая эффективная первичная образовательная технология на этапе знакомства ребенка и учителя. Организуя детский досуг, замещая их свободное время всевозможными занятиями, учитывая их интересы, вы сформируете ценностные установки на достижения в искусстве, науке, творчестве, спорте.

Игнорирование этой работы – основная причина существующей сегодня целой армии социально запущенных детей. Хотелось бы надеяться, что по прошествии ближайших лет их количество резко снизится, однако отсутствие системы комплексной работы с этой категорией молодежи не вселяет оптимизма.

Учитывая уровень латентности и максимальный уровень риска наркозависимости беспризорников, несовершеннолетних правонарушителей, эта «группа риска» причастных к наркотизу очень велика и должна стать особой группой объекта целенаправленного систематического воздействия со стороны субъектов профилактической работы. Поэтому еще одним актуальным направлением образовательных технологий по профилактике наркомании является смещение приоритета профилактики с благополучной молодежи на «социально запущенную». Она выпала из системы социального контроля учреждениями образования, она - результат педагогического игнорирования. Не занимаясь с беспризорными детьми, мы теряем наши трудовые ресурсы, это в то время, когда смертность в России выше рождаемости и представляет собой угрозу национальной безопасности.

Необходимо попытаться извлечь молодежь из подвалов, преступных дворовых группировок, сначала путем их обязательного помещения в спортивно-трудовые лагеря летнего периода, далее  - в спортивные секции, кружки, где будут работать психологи, врачи-наркологи, юристы, социальные педагоги, социальные работники для осуществления социальной и психологической коррекции их поведения и, что особенно важно, для осуществления за ними постоянного социального контроля.

Здесь мы сталкиваемся с материальными рисками образовательных технологий. Позволим утверждать, что в данной ситуации цель оправдывает средства, даже если для достижения минимального эффекта необходимо вложение максимальных ресурсов, потому что речь идет о здоровье и жизни ребенка, подростка, а значит здоровой нации. Бороться всегда труднее, а бороться и побеждать – вдвойне.