Наркотизм характеризуется большей разрушительной силой для общества и, несомненно, связан с социальными рисками. Под риском в профилактике наркотизма мы понимаем вероятность потерь в ситуации неопределенности, когда субъект профилактической антинаркотической деятельности оказывается перед необходимостью разработки альтернативных вариантов решения и последующего выбора из них того, который наиболее приемлем. Поэтому управление рисками в профилактике наркомании и наркотизма, по-нашему мнению, является первостепенной профилактической задачей.

Употребление наркотиков бесспорно относится к «стилевым» рискам, что связано с образом жизни индивидов и формированием среди них «групп риска». В последние годы это явление социальной патологии приобрело характер всеобщего бедствия, а молодежный наркотизм уже сегодня рассматривается как глобальная проблема существования российской цивилизации и культуры.

Результаты социологических исследований и статистические данные позволяют обоснованно судить о том, что риск в настоящее время распространяется во все новые сферы жизнедеятельности молодежи, приобретая массовый характер. Процесс его эскалации, по мнению Ю.А. Зубок, развивается в трех направлениях:

- социально-репродуктивный риск, угроза отрицательного демографического воспроизводства;

- риск в социально-структурных изменениях, угроза демодернизации общества;

- риск социального исключения, угроза дезинтеграции общества.

Социально-репродуктивный риск связан, прежде всего, с угрозой жизни и здоровью молодежи, с формированием семьи и рождением детей. Одной из причин ухудшающегося здоровья населения, несомненно, является наркотизм. Тенденция заболеваемости наркоманией и токсикоманией вызывают тревогу у специалистов всех ведомств и служб, занимающихся проблемами наркотизма. Зафиксированные показатели больных наркоманией и токсикоманией, взятых под медицинское наблюдение с впервые установленным диагнозом, после 2000 года начали падать, однако это не вселяет оптимистических прогнозов. Позволим выдвинуть гипотезу, что это связано, прежде всего, с трудностью излечения наркомании и токсикомании, с несоблюдением анонимности лечения и с целым рядом факторов, не позволяющих проводить эффективное лечение болезни.

Социально-репродуктивный риск связан и с рисками социальных последствий наркотизма, среди которых на первый план выдвинулись ВИЧ-инфекция, СПИД, гепатит С. Наиболее интенсивно число ВИЧ-инфицированных людей стало расти с 1996 года, по прошествии 5-ти лет общее количество носителей вируса увеличилось в 25 раз, что составило свыше 1 млн. человек. По данным экспертов, 75 % из них составляли дети и молодежь. Особенностью развития эпидемии ВИЧ-инфекции в России является то, что в качестве первой группы зараженных выступили наркоманы.

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения ООН (ВОЗ) в России на каждых четверых человек, больных ВИЧ/СПИДом, приходится три наркомана в возрасте 17-30 лет. Специалисты считают, что эпидемия ВИЧ/СПИДа в России достаточно молодая, но агрессивная, поскольку передача заболевания путем внутривенных инъекций, получившая максимальное распространение в стране, является самой эффективной.

Риски социальных последствий молодежного наркотизма напрямую связаны с демографическими рисками. По данным Госкомстата России, демографическая ситуация характеризуется продолжающимся с 1995 года процессом естественной убыли населения, связанной с ростом смертности. По данным Государственного комитета статистики РФ к 30-летнему возрасту смертность среди мужчин выше более чем в 2 раза смертности женщин. Более того, динамика роста возрастных коэффициентов смертности молодежи более интенсивна, чем у прочих категорий населения. Наибольший коэффициент смертности зарегистрирован в старших возрастных группах молодежи, причинами их ухода из жизни все чаще становятся участие в криминальных разборках и в войнах.

Наибольший удельный вес в структуре смертности российской молодежи занимают несчастные случаи. В том числе: от отравлений (особенно наркотическими средствами и некачественным алкоголем), в результате убийства, самоубийства. Причины суицидов имеют региональную, гендерную и социальную специфику. По данным проведенных исследований к самоубийству более склонны девушки (43 %), чем юноши (19 %). Основные факторы суицида – социально-экономические (отсутствие смысла жизни, материальная неустроенность, трудовая неустроенность).

Так, Ю.А. Зубок приводит данные о том, что 10 % выпускников учреждений для детей-сирот кончают жизнь самоубийством. Это достаточно высокий показатель, однако процент самоубийств среди потребителей наркотиков значительно выше.

Риск всегда связан с понятием страха потери. В нашем случае речь идет о человеческих потерях. По данным исследований Аналитического центра ИСПИ РАН, проведенных в 1998 и 2000 гг., среди населения стремительно возрос страх за судьбу подрастающего поколения. Если в год начала радикальных экономических реформ практически каждый пятый респондент высказывал тревогу, что его ребенок вполне может стать наркоманом (18,3 %), алкоголиком (19,3%) или преступником (20 %), то спустя два года эти цифры достигли соответственно 27,9 %; 29,45 % и 39,6 %, или увеличились в 1,5-2 раза. Убеждены, что сегодня эти показатели не ниже.

В действительности для такого беспокойства есть самые серьезные основания. Уголовная статистика на протяжении длительного времени фиксирует все более интенсивный рост преступности несовершеннолетних и в целом молодежи. Имеющиеся данные показывают, что наиболее часто совершают преступления лица 15-25 лет. Основная масса таких преступлений, как убийства, нанесение тяжких телесных повреждений, кражи, грабежи, разбои, хулиганство, изнасилование, совершаются лицами до 30 лет. Эти факты подтверждают, что риск как модель поведения молодежи имеет тенденцию криминализации, поэтому межведомственное взаимодействие по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в субъектах Российской Федерации требует системного подхода.

Итак, рост наркомании и наркотизма свидетельствует: профилактическая работа зачастую не дает результатов, несмотря на то, что ею занимаются как органы власти и управления и силовые структуры, так и институты гражданского общества (общественные и религиозные организации, различные фонды, образовательные учреждения, средства массовой информации). Не всегда способствует этому и расширение круга субъектов профилактики, за счет создания различных объединений, партнерских союзов, специализирующихся в данной сфере. Отсутствие системности в их работе негативно сказывается на результатах деятельности. До настоящего времени в профилактике наркотизма доминирует ведомственный подход, в соответствии с которым каждая структура решает свои специфические задачи, недостаточно координируя при этом свою деятельность с другими субъектами профилактики. В условиях ограниченности профилактических ресурсов и недостаточно ясно определенной стратегии антинаркотической деятельности ведомственная разобщенность препятствует достижению синергетического эффекта и получению реально ощутимых результатов. На региональном уровне сегодня имеется значительный организационно-технологический, кадровый, ресурсный, научно-методический и нормативно-правовой антинаркотический потенциал, который может быть актуализирован при условии эффективной организации антинаркотической политики.

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ НАРКОТИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА

 

Государственная политика как социальный феномен характеризуется особым статусом в силу известных особенностей ее субъекта, выделяющих государство из других институтов общества. Используя авторитет и силу публичной власти, административный ресурс аппарата, политика выполняет роль мощного активатора общественной жизни и обеспечивает эффективное идеологическое сопровождение процесса государственного управления.

В результате нестабильной социально-политической и экономической обстановки, паралича господствовавшей ценностной парадигмы государственные органы оказались не готовы к защите предлагаемых эталонов поведения и тех идеалов, которые продолжают разрушаться. Все то, что происходит в России сегодня, по своим масштабам несоизмеримо с наркотизацией и криминальной активностью населения еще десятилетие назад.

Криминальная деятельность в сфере незаконного оборота наркотиков становится в глазах населения социально престижным занятием. Если ранее лица, сознательно преступившие закон, ассоциировались в массовом сознании с маргинальными слоями общества, то в настоящее время их можно считать самостоятельной социальной группой. Правовой нигилизм, участие в противоправной деятельности, принадлежность к тем или иным преступным кланам и группировкам нередко становится пределом желаний и социальных ожиданий. Часть населения, особенно молодежи, мечтает войти в состав криминальных структур.

Возрастающее распространение таких стереотипов и ориентаций позволяет предположить наличие больших перспектив у российской наркомафии, которая имеет значительные социальные ресурсы. В целом рост наркопреступности является симптомом, предвестником нарастающих социальных катаклизмов в стране. На данном тревожном фоне приходится с сожалением констатировать неэффективность современной государственной политики противодействия наркотизации общества. Причинам этого и направлениям преодоления создавшейся ситуации посвящена рассматриваемая тема.