Ингалянты — летучие вещества, которые вдыхают с целью получить опьянение. В качестве ингалянтов обычно используются всевозможные органические растворители, являющиеся средствами бытовой и промышленной химии. Первые сообщения о случаях употребления летучих углеводородов появились в медицинских архивах в середине XIX века. В 1847 г. Т.Lee описал использование эфира с немедицинскими целями, а несколько позднее, в 1861 г., Anonymous сообщил о смерти в результате отравления парами хлороформа 19-летнего студента, вдыхающего их для получения приятных ощущений. Параллельно с увеличением производства нефти и ее продуктов стало все больше появляться публикаций о последствиях острых и хронических отравлений бензином и его компонентами, хлоралгидратом, трихлорэтиленом, хлороформом, ацетоном. Однако вплоть до 50-х годов XX столетия описывались лишь изолированные случая употребления ингалянтов с целью одурманивания, в основном подростками. С конца 50-х годов употребление средств бытовой и промышленной химии для получения токсического опьянения стало распространяться в североамериканских и европейских странах, а уже в начале 60-х годов описывались "эпидемии" данного вида токсикомании среди лиц подросткового возраста. Впервые использование в широких масштабах промыш- ленных жидкостей в качестве средств, вызывающих опьянение, было за- мечено среди подростков Калифорнии, затем оно распространилось на все штаты США. В дальнейшем увлечение подростков вдыханием opraнических растворителей перекинулось в Европу.

В нашей стране злоупотребление ингалянтами началось в конце 60-х годов — сперва пятновыводителями, затем бензином, в последующем— различными сортами клея, ацетоном, различными лаками и красками.

В настоящее время в качестве ингалянтов используются обычно различные средства бытовой и промышленной химии: бензин, пятновыводители, растворители, ацетон, корректирующие жидкости для пишущих машинок, всевозможные синтетические клеи ("Момент", "Минутка" и пр.). В их состав входят в основном алифатические и ароматические углеводороды. Среди них — бензол, ксилолы, толуол, ацетон, этиловый и амиловый эфиры, галогенизированные (например, трихлорэтилен) и фторизированные (ди-, трихлорфторметан) углеводороды. При этом "арсенал" употребляемых веществ неуклонно растет.

Все упомянутые средства имеют сходные качества: хорошо растворяются в жирах, имеют высокую токсичность и быструю испаряемость.

По вызываемым эффектам они относятся к группе сильнодействующих депрессантов центральной нервной системы. При вдыхании летучие компоненты веществ быстро поступают через альвеолы в кровь, а затем по малому кругу кровообращения непосредственно в головной мозг, вызывая состояние острого токсического опьянения. Начальный эффект проявляется уже через несколько секунд после начала вдыхания. Некоторая часть вдыхаемого вещества попадает в организм через пищеварительный тракт.

Среди способов употребления наиболее популярны вдыхание паров летучих жидкостей с помощью намоченной ткани или из бумажных или пластиковых пакетов. Реже используется аппликация на кожу головы. Возможно разбрызгивание ингалянтов прямо в нос или в рот.

Эффект всех летучих органических растворителей очень близок. Имеются лишь некоторые различия в характере эйфории, в продолжительности действия разных веществ. В целом клиническая картина интоксикации определяется не столько видом растворителя, сколько зависит от срока и длительности его употребления. Поэтому ряд авторов, описывающих опьянение летучими органическими растворителями, выделяют степень интоксикации или фазы интоксикации, различающиеся по своей глубине.

Из-за быстрой испаряемости употребляемых средств, разной интенсивности вдыхания трудно выявить дозу употребляемого вещества. Дозы индивидуальны в каждом случае. В среднем первоначальные дозы при употреблении органических растворителей не превышают 10 — 15 мл жидкости. Картина опьянения зависит от длительности вдыхания, количества вдохов и умения вдыхать.

У начинающих потребителей после 3 — 5 вдохов появляются легкое го- ловокружение, шум в голове, першение в горле, слезо- и слюнотечение, двоение в глазах, легкое оглушение. Зрачки расширяются, пульс учащается. Затрудняется концентрация внимания, замедляется реакция на внешние раздражители. Речь становится дизартричной. Если вдыхание прекращается, состояние опьянения продолжается еще 10— 15 минут и сменяется неприятными ощущениями тяжести в голове, го- ловными болями. Появляется специфический сладковатый вкус во рту, тошнота, могут быть рвота, жажда. Постинтоксикационное состояние продолжается в течение 2 — 3 часов. Если вдыхание органических раство- рителей продолжается более длительный срок, вслед за оглушеннос- тью и расслабленностью развивается психомоторная активность, иногда возбуждение. Повышается настроение, появляются психосенсорные расстройства: искажаются формы и размеры предметов, цвета становятся более яркими и контрастными, меняется тембр внешних звуков и голосов, все услышанные слова и звуки многократно повторяются, превращаясь в "бесконечное эхо". Симптом "эхо" очень характерен для интоксикации ингалянтами. При продолжении ингаляции звуки становятся все тише, больные перестают замечать происходящее вокруг, как бы отключаются от него, и постепенно развивается делирий. При закрытых глазах появляются очень яркие и образные сценоподобные галлюцинации. Эти галлюцинации носят характер либо последовательно сменяющих друг друга картин с определенным сюжетом, действующими лицами, движущими фигурами, большими и малыми, как при мультипликации. Либо сюжета нет, картины просто сменяют друг друга без всякой последовательности. Реальное тесно переплетается с фантастическим, необычным. Галлюцинаторные образы представлены либо в виде живых существ (людей или животных), имеющих вполне реальные формы и цвет, либо в виде необычных существ или предметов (кружочки, квадратики, необычные фигурки и пр.). Характерно, что галлюцинаторные образы всегда очень яркие, цветные, находятся в непрерывном движении. Все предметы кажутся объемными, часто меняют форму.

Преобладают как бы проецирующиеся на экран картины сказочного, авантюрно-приключенческого или эротического содержания, иногда напоминающие сюжеты виденных кинофильмов. Нередко галлюцинации носят устрашающий характер. К зрительным галлюцинациям могут присоединиться слуховые. Больные "слышат" музыку или голоса, с которыми поддерживают беседу. Изолированных слуховых галлюцинаций, без зрительных образов, обычно не бывает. Аффект зависит от содержания галлюцинаций. Это может быть и аффект радости, счастья, блаженства, и аффект страха. При этом подростки отмечают, что даже те картины, которые сопровождаются страхом, все равно приятны: "и страшно, и приятно". При вдыхании некоторых органических растворителей, напри- мер, пятновыводителей, ацетона, больные могут "заказывать" галлюци- нации на определенную тему. По мнению А.Е.Личко и В.С.Битенского (1991), это указывает на то, что речь идет не об истинных галлюцинаци- ях, а о визуализации представлений. Они считают, что истинные галлюцинации наблюдаются только при вдыхании паров бензина, при котором галлюцинации возникают непроизвольно.

Ингаляции чаще всего производятся циклами от 10-20 секунд до не- скольких минут. Затем ингаляцию прерывают на несколько минут и повторяют вновь. У больных с длительным стажем злоупотребления ингалянтами зрительные галлюцинации большей частью имеют характер визуализированных представлений приятного содержания, это как бы "жизнь во сне", которая поддерживается определенными дозами ингалянтов на протяжении нескольких часов.

При продолжительных ингаляциях у больных со сформированной ток- сикоманией может наблюдаться онейроидный вариант опьянения. Чаще он наблюдается у лиц с резидуальн ым поражением ЦНС. Видения в этих случаях уже не возникают по заказу. В большей степени выражена оглушенность сознания. Отмечаются эпизоды двойной ориентировки. Усиление отрешенности от окружающей реальности сочетается с наплывом ярких грезоподобных образов сказочно-фантастического содержания. В дальнейшем развивается онейроидное помрачение сознания с псевдогаллюцинаторными переживаниями фантастического характера, иногда — с отрывочными несистематизированными бредовыми идеями. При этом подростки чаще являются "наблюдателями", чем "участниками" нереальных событий. Нередко, несмотря на отрешенность от окружающего, сознание того, что все переживания вызваны, а не реальны, сохраняется. Если попытаться прервать наркотизацию, со стороны подростка возникает обычно злобно-агрессивная реакция.

Обратное развитие опьянения начинается с момента прекращения вдыхания. Через 0,5 — f,5 минуты после последнего вдоха исчезают галлюцинаторные образы, постепенно восстанавливается ориентировка, состояние блаженства, легкости сменяется раздражительностью, появляются головная боль, головокружение, вялость, слабость, тошнота, возможна рвота. Лицо гиперемировано, зрачки расширены, склеры инъецированы, тахикардия, движения некоординированы, неуверенная походка. Остаточные явления интоксикации могут длиться от нескольких часов до 1-3 суток в зависимости от дозы употребляемого вещества. Длительное время остается неприятный привкус во рту, иногда бывает затрудненное мочеиспускание. Настроение, как правило, снижено, с выраженной дисфорией. В случае передозировки наблюдается сопорозное, а затем коматозное состояние.

Формирование ингаляционной токсикомании в целом соответствует общим закономерностям формирования наркоманий и токсикоманий. Страдают этой формой токсикомании обычно подростки. Чаще всего начало вдыхания ингалянтов наблюдается в возрасте 13-15 лет, иногда в более младшем возрасте — 11-12 лет, в отдельных случаях — в 9 — 11 лет. Непосредственной мотивацией, кроме поиска необычных, сильных ощущений, является пассивное подражание товарищам, что отражает незрелость психики подростков, их инфантилизм и конформность. Среди подростков, злоупотребляющих ингалянтами, значительное число лиц с признаками резидуального поражения ЦНС, примитивных личностей с ограниченными интересами.

Вначале вдыхание паров органических растворителей носит групповой характер. Размеры группы чаще всего небольшие — 3-5 человек, но иногда они и более многочисленны. Ингалянтами чаще злоупотребляют мальчики. Этап эпизодического употребления продолжается от одного до 5 месяцев, в редких случаях — до 1 года. Значительная часть подростков потом прекращает наркотизацию. Некоторые из них переходят к злоупотреблению алкоголем или другими психоактивными веществами. Если ингаляции продолжаются, то постепенно формируется психическая зависимость и устанавливается определенный ритм наркотизации. Нередко психическая зависимость формируется уже после 3 — 5 кратного употребления ингалянтов. Ингалянты вдыхаются чаще всего 3 — 4 раза в неделю, на более отдаленных этапах — ежедневно и даже несколько раз в день. Диагностическим признаком сформированной зависимости является переход от группового употребления ингалянтов к индивидуальному. Подростки начинают вдыхать пары растворителей в одиночку, при этом устанавливается свой собственный ритм наркотизации.

Установить толерантность к органическим растворителям трудно, так как их трудно дозировать. Тем не менее, можно четко говорить о росте толерантности, если наблюдается учащение эксцессов — сначала 1 раз в неделю, затем — 3-4 раза в неделю, и в конечном итоге — ежедневно. Растет и количество вдыхаемого растворителя, увеличиваясь по сравнению с первоначальной дозой в 4-5 раз, иногда и более. Следует учесть, что толерантность зависит от способа ингаляции и умения вдыхать.

Развитие физической зависимости при злоупотреблении ингалянтами не является общепризнанным. К проявлениям физической зависимости можно было бы отнести вегетативные нарушения, которые возникают после прекращения ингаляций: головную боль, бессонницу, потливость, мышечный тремор, шаткость походки, аритмии сердечных сокращений, а также выраженные депрессивные состояния с дисфорией. Эти нарушения держатся в течение нескольких дней и постепенно сглаживаются. Но, с другой стороны, депрессии и дисфории могут быть проявлением психической, а не физической зависимости, а вегетативные нарушения характерны для токсической энцефалопатии, которая постепенно развивается у подростков, злоупотребляющих ингалянтами. Такой точки зрения придерживаются, например, А.Е.Личко и В.С.Битенский (1991).

Хроническая интоксикация ингалянтами ведет к нарастанию изменений личности, появлению таких не свойственных ранее черт характера, как агрессивность, равнодушие к близким, повышенная раздражительность. Постепенно развивается психоорганический синдром с интеллектуальным снижением, психопатоподобным поведением, некритичностью к своему поведению и ситуации, нарушениям зрения и слуха.

Появляются выраженные нарушения центральной, периферической и вегетативной нервной системы. Описана полиневропатия у больных, злоупотребляющих ингалянтами (Г.Я.Лукачер,1990), которая характеризуется чувством онемения, парестезиями в кистях и стопах, сочетающимися с гипотрофией или — реже — атрофией соответствую- щих мышц, уменьшением болевой чувствительности по полиневритическому типу, снижением карпорадиальных и ахилловых рефлексов, акрогипергидрозом, багрово-синюшным цветом кожи кистей и стоп, их гипотермией и трофическими нарушениями. В значительном числе случаев развивается токсическая энцефалопатия, которая проявляется наличием ряда неврологических и вегетативных расстройств. Поражаются те отделы мозга, которые контролируют способность к обучению, движения, зрение и слух. Психоорганический синдром и токсическая энцефалопатия быстрее формируются у подростков с резидуальным органическим поражение головного мозга.

В литературе имеются указания, что органические растворители оказывают токсическое воздействие на почки, печень, желудочно-кишечный тракт, мышечную ткань. Поражаются сердце, легкие. Пролонгированный эксцесс приема ингалянтов может вызвать нарушения сердечного ритма, сердечную недостаточность, которые заканчиваются смертельным исходом. Самым тяжелым осложнением ингалационной токсикомании является внезапная смерть при вдыхании препарата. Даже однократный эксцесс может вызвать быстрый и нерегулярный сердечный ритм и смерть. Это может случиться в пределах нескольких минут и поражать даже до этого совершенно здоровых молодых людей.

Обращает на себя внимание внешний вид подростков, злоупотребляющих ингалянтами. Они бледны, с синевой под глазами, с зеленоватым оттенком кожи лица. После окончания ингаляции от них исходит характерный неприятный запах. Могут наблюдаться ознобы с повышением температуры тела до 38'С.

Отдаленные катамнезы свидетельствуют, что у тех, кто в подростковом возрасте злоупотреблял ингалянтами, в дальнейшем имеется высокий риск злокачественного течения хронического алкоголизма с быстрым развитием психической и физической зависимости от алкоголя и даже психической деградацией.