Интеллектуальная недостаточность в данной клинической группе связана главным образом с нарушениями интеллектуальной деятельности и предпосылок интеллекта, обусловленными остаточными явлениями органического поражения головного мозга вследствие перенесенных мозговых инфекций, травм, интоксикаций. Описываемые состояния чаще имеют функционально-динамический, более или менее обратимый характер, что позволяет включить их в группу пограничных форм интеллектуальной недостаточности.

Абсолютное большинство детей этой группы в грудном и раннем возрасте (до 4 лет) перенесли «цепочку» различных заболеваний, в том числе тяжелые формы токсических инфекций, черепно-мозговые травмы с последующим длительным периодом церебрастенических расстройств. В анамнезе часто отмечалась задержка физического развития, во многих случаях — различная степень задержки речевого развития с выраженными явлениями дислалии, нарушениями темпа речи с эпизодами заикания.

Многие дети этой группы (не менее 50%) нуждались в постоянном наблюдении педиатра в связи с часто обостряющимися хроническими заболеваниями, среди которых ведущее место принадлежит заболеваниям дыхательной системы — хронической пневмонии или бронхиту с астматическим компонентом, хроническому тонзиллиту и частым респираторным заболеваниям.

При церебрастенических состояниях на первый план выступают утомляемость и истощаемость при незначительных физических и психических нагрузках, особенно в младшем школьном возрасте, когда ребенку предъявляют не только повышенные, но и новые требования. Интеллектуальная недостаточность при этом определяется неравномерной, колеблющейся работоспособностью, замедленным темпом психической деятельности, низкой продуктивностью, нарушениями внимания и памяти. Вместе с тем клинико-психологическое обследование, проводимое после отдыха и лечения, обнаруживает у этих детей хотя и невысокую, но достаточную способность к абстрактному мышлению.

При психоорганических синдромах наряду с явлениями церебрастении наблюдаются другие психопатологические синдромы и симптомы, характерные для резидуальной стадии органического поражения мозга (эмоционально-волевые, аффективные, неврозоподобные, апатические, двигательные, эпилептиформные).

Эмоционально-волевые расстройства проявляются в виде снижения (повышения) настроения, сочетающегося с агрессивностью, патологии влечений (сексуальной расторможенности, склонности к уходам из дома, бродяжничеству, прожорливости и пр.).

Аффективные нарушения выражаются в немотивированных колебаниях настроения церебрально-органического регистра и могут сопровождаться бурными двигательными и вегетативными реакциями. В таком состоянии ребенка трудно успокоить, вывести из ситуации конфликта путем убеждений и разъяснений. Аффект имеет довольно стойкий характер, причем у ребенка могут долго оставаться воспоминания о конфликте и желание отомстить обидчику.

Ухудшение самочувствия и работоспособности сопровождается тенденцией к дисфорическим расстройствам настроения — злобностью, замкнутостью, угрюмостью, недоверчивостью, нетерпимостью к замечаниям, недовольством собой либо, наоборот, завышенной самооценкой, проявляющейся в усилении защитно-агрессивных реакций (негативизме, уходах с уроков, отказах от пищи и т.п.). У некоторых детей на первый план выступает эйфорический фон настроения с элементами дурашливости, назойливости. Эти дети характеризуются повышенной внушаемостью, легкой эмоциональной заражаемостью, примитивно реализующейся в смешливости, паясничаний, болтливости, двигательной расторможенности. Отмечаются негрубые элементы «полевого» поведения: импульсивность с повышенной откликаемостью на раздражители, находящиеся в поле зрения. У таких детей с трудом формируются эмоциональные привязанности. Их легко спровоцировать на нелепые поступки и нарушения дисциплины. При этом наказание обычно не вызывает ни раскаяния, ни раздражения по отношению к обидчикам.

Неврозоподобные расстройства обнаруживаются уже в раннем и преддошкольном возрасте и проявляются повышенной возбудимостью и неустойчивостью вегетативных реакций, нарушениями сна и аппетита, особой чувствительностью к внешним воздействиям, эмоциональной возбудимостью, впечатлительностью, лабильностью настроений. Эти нарушения нередко сопровождаются общей двигательной расторможенностью, суетливостью. С возрастом нарушения вегетативной регуляции редуцируются, а ведущими становятся моносимптомные неврозоподобные расстройства (тики, заикание, энурез, эпизодические страхи), выявляющиеся чаще на фоне двигательного беспокойства, повышенной раздражительности и возбудимости, ранимости, сенситивности, плаксивости. При этом нередко сохраняется рассеянная неврологическая симптоматика.

Апатические расстройства характеризуются явлениями вялости, замедленности, монотонности и слабости побуждений. Дети с апатическими расстройствами пассивны, безынициативны. Их интеллектуальная деятельность значительно нарушена. При выполнении трудных заданий, связанных с интеллектуальным напряжением и концентрацией внимания, симптомы вялости нарастают, усиливается замедленность и инертность, появляется склонность к персеверациям. Медлительность, инертность в интеллектуальных видах деятельности может сочетаться с двигательной расторможенностью в играх и спонтанном поведении.

Двигательные расстройства. У части детей с психоорганическим синдромом на первый план выступают симптомы психомоторной расторможенности. Поведение таких детей характеризуется беспокойством, суетливостью, некритичностью, недостаточным чувством дистанции, нарушением целенаправленной деятельности. Эмоциональные реакции у них по сравнению с детьми, у которых имеется психический инфантилизм, менее дифференцированы и глубоки. Интеллектуальная продуктивность отличается неравномерностью, но она в меньшей степени обусловлена повышенной утомляемостью, истощаемостью, чем у детей с церебрастенией, а страдает вследствие сниженной критичности, недостаточно развитых интеллектуальных интересов, чувства ответственности.

Эпилептиформные расстройства (различные виды судорожных припадков и других психических пароксизмов) являются наиболее тяжелыми проявлениями психоорганического синдрома, приводящими к интеллектуальной недостаточности с элементами распада психики. В структуре интеллектуального дефекта этой группы детей преобладают психопатологические симптомы и синдромы в виде вязкости аффекта, торпидности и обстоятельности мыслительных процессов.

Клиника интеллектуальных нарушений при церебрастенических и психоорганических синдромах характеризуется дефицитарностью высших корковых функций. В отличие от парциальных задержек возрастного развития отдельных компонентов познавательной деятельности, при энцефалопатических формах имеет место повреждение структуры высших корковых функций, что приводит к формированию устойчивых форм интеллектуальной недостаточности.

Виды нарушения высших корковых функций зависят от локализации поражения мозга.

Динамика интеллектуальной недостаточности при церебрастенических и психоорганических синдромах различна, однако общим является их относительная обратимость в условиях специального обучения и воспитания и проведения соответствующих лечебных мероприятий, хотя при церебрастенических вариантах возможность достижения полной или относительно хорошей компенсации значительно выше.

При обучении в массовой школе, условия в которой не являются для этих детей адекватными, интеллектуальная деятельность не становится более продуктивной, они остаются стойко неуспевающими. Возрастная динамика интеллектуальных расстройств оказывается неблагоприятной для половины детей с церебрастеническим синдромом и для преобладающего большинства детей с психоорганическими (особенно психопатоподобными) нарушениями. У некоторых из них наряду с сохранением интеллектуальной недостаточности наблюдаются стойкость неврозоподобных проявлений, а также нарастание психопатоподобных расстройств, на основе которых происходит формирование девиантных форм поведения.

При дифференциальной диагностике пограничной интеллектуальной недостаточности, обусловленной незрелостью мозговых структур от таковой при их органическом повреждении, следует руководствоваться следующим. При всех формах недоразвития мозговых систем структура интеллектуального дефекта характеризуется признаками незрелости формирующейся личности и психопатологическими проявлениями сопутствующих психических расстройств. При повреждении мозговых структур (энцефалопатическая форма) ведущим является психоорганический (церебрастенический) синдром. Соответственно, и структура интеллектуального дефекта отражает симптомы органического заболевания, а не нарушения созревания мозговых структур, т.е. познавательные процессы не задержаны, а повреждены.

Таким образом, в зависимости от преобладания в клинической картине симптомов либо незрелости мозговых структур, либо повреждения мозга следует выделять дизонтогенетическую и энцефалопатическую формы пограничной интеллектуальной недостаточности. Только такое понимание механизмов пограничной интеллектуальной недостаточности позволит повысить эффективность коррекционных программ. Если при дизонтогенетических формах пограничной интеллектуальной недостаточности приоритетными становятся психолого-педагогические мероприятия формирующего обучения, то при энцефалопатических формах — реабилитационные.