Ведущим дефектом при олигофрении является недоразвитие всей познавательной деятельности ребенка и особенно мышления. Степень этого недоразвития может быть различной.

Восприятие окружающего мира детьми-олигофренами в подавляющем большинстве адекватно, однако сам процесс восприятия этого мира малоактивен. Процесс восприятия часто ограничен различными дефектами органов чувств, но и при хороших зрении и слухе восприятие внешних впечатлений затрудняется из-за недостаточности активного внимания.

Недостаточность и замедление развития зрительных, слуховых, кинестетических и других процессов восприятия нарушают ориентировку детей в окружающей среде, препятствуют установлению в сознании больного полных и адекватных связей и отношений между объектами реального мира. Это приводит к тому, что представления у этих детей обычно нечетки и малодифференцированны. По образному выражению проф. В. А. Гиляровского, «олигофрены смотрят на окружающий мир как бы сквозь мутное стекло». Пониженная реактивность коры у детей-олигофренов создает условия, которые способствуют образованию нечетких, недостаточно дифференцированных представлений о предметах и явлениях внешнего мира.

Перечисленные выше нарушения восприятий и представлений (предпосылок интеллекта) отрицательно сказываются на формировании мышления - слабость абстрагирования, неспособность к обобщению, умозаключению и отвлечению. Именно в значительном недоразвитии словесно-логического мышления заключается своеобразие познавательной деятельности олигофренов. В меньшей мере это своеобразие проявляется в процессе наглядно-образного мышления. Вследствие недоразвития высших психических функций отмечаются затруднения обобщать впечатления прошлого и настоящего, делать из них выводы и таким образом приобретать опыт, новые знания и понятия. Запас знаний всегда ограничен. Вследствие затруднения усвоения отвлеченных понятий больные не улавливают их переносного смысла.

Неспособность к абстракции может проявляться уже и в том, что счет производится только в именованных числах или при помощи подсобных предметов, счет отвлеченных чисел недоступен.

Затруднено отличие главного от второстепенного, дифференциация явлений разного порядка, лучше усваивается форма, нежели внутренний смысл явлений.

Олигофренам трудно найти сходство или различие между предметами по характерным признакам, высказать суждение о предмете, явлении, создавшейся ситуации, самостоятельно оценить ситуацию и найти в ней свое место. Вот почему у этих детей иногда имеют место неадекватные реакции и недостаточно осмысленные формы поведения.

Память у детей-олигофренов имеет особенности, которые вызывают значительные трудности при изучении нового материала. Выработанные условные связи непрочны и быстро угасают. Обычно детали, второстепенные признаки предметов и явлений плохо или совсем не фиксируются. Указанные особенности памяти требуют неоднократного повторения материала. Заметные нарушения памяти могут быть обусловлены неспособностью удержать в памяти воспринятые образы или устанавливать связь с прошлым опытом, что связано с недостаточностью ассоциативного процесса, способности к умозаключению.

Детям с типичной олигофренией свойственны замедление и «непрочность» запоминания. Особенно страдает логическое, опосредованное запоминание, т.е. высший уровень памяти, в то время как механическая память может быть сохранной или даже гипертрофированно развитой. Наряду с явной недостаточностью смысловой памяти иногда наблюдается хорошая изолированная память на имена, числа, даты, мелодии. Даже в случаях хорошей механической памяти больные способны к восстановлению только отдельных деталей, они не воспроизводят сложной картины событий, сложного комплекса впечатлений.

У умственно отсталых лиц слабо выражена склонность к фантазированию, так как они не могут создавать новые образы из материала старых представлений. Иногда встречаются лица с легкой умственной отсталостью, которые склонны к фантастическим измышлениям, причем их фантазии отличаются бедностью и элементарностью, случайным и необдуманным содержанием.

Наиболее же существенным нарушением психической деятельности лиц с умственной отсталостью является недостаточность критического отношения к себе и ситуации, неспособность понять целесообразность своих поступков и предвидеть их последствия, что имеет самое существенное значение при судебно-психиатрических экспертизах. Общественно опасные действия олигофренов связаны с неспособностью охватить ситуацию в целом, предвидеть прямые и второстепенные последствия своих действий, оценить и прогнозировать развитие тех или иных событий.

Нарушения волевой деятельности характеризуются слабостью побуждений и инициативы, недостаточной самостоятельностью. Слабость воли у многих детей выражается еще и в том, что они легко подчиняются чужому влиянию, не проявляют настойчивости и инициативы в достижении цели.

Одним из видов волевой деятельности является внимание, состояние которого существенно влияет на развитие детей, приобретение ими знаний. Непроизвольное внимание, в основе которого лежит врожденный ориентировочный рефлекс «что такое?» (по И. П. Павлову),  наблюдается у большинства детей-олигофренов. Произвольное, целенаправленное внимание отличается неустойчивостью — дети легко отвлекаются на любой посторонний раздражитель; внимание таких детей с трудом привлекается и фиксируется, легко рассеивается. Им трудно сосредоточить внимание на каком-то определенном предмете, что очень осложняет их обучение.

Плохое понимание воспринимаемых впечатлений приводит к тому, что больные запоминают лишь внешние признаки предметов и явлений и с трудом сохраняют воспоминания о внутренних связях и словесных объяснениях.

Однако, как показывает педагогическая практика, в процессе обучения и воспитания внимание становится более устойчивым, расширяется его объем. Этому весьма способствует овладение навыками самообслуживания и выполнения трудовых заданий.

Нарушения поведения детей-олигофренов являются следствием несовершенства волевых функций, при этом они весьма разнообразны - от расторможенности до аномальной реакции на стресс. Внешне это выражается отсутствием целенаправленности, хаотическом поведении, преобладанием движений и действий непроизвольного характера, импульсивностью (без какой бы то ни было борьбы мотивов). Отсюда неспособность олигофренов сдерживать свои чувства и влечения. Нередко наблюдаются стойкие проявления негативизма.

Нарушения деятельности отличаются своеобразием: отсутствие инициативы, наклонность к подражанию и повторению заученных штампов, неспособность к переключению на новые виды деятельности.

Поступки находятся в зависимости от влечений и аффектов, а также от ситуации и обстоятельств. Они отличается повышенной подражательностью (высокая степень имитативности) и внушаемостью, несамостоятельностью, пассивной подчиняемостью и упрямством. При этом гипнабельность отсутствует или невыражена.

Возбудимость, эгоцентризм могут быть у внушаемых и робких больных.

Лица с умственной отсталостью в степени дебильности могут совершать правонарушения, связанные с ситуацией, которые требуют разумной оценки и принятия взвешенных решений. Правонарушения умственно отсталых лиц часто зависят не столько от диагностируемых у них интеллектуальных и эмоционально-волевых нарушений, сколько от асоциальной направленности окружающих.

Расстройства эмоциональной сферы. В процессе познания большое значение имеет эмоциональный (чувственный) фон, активизирующий работу мышления. Как уже было отмечено выше, снижение остроты восприятий и сужение диапазона представлений характерно для олигофренов, что сказывается и на их эмоциональном состоянии. Общим характерным признаком для эмоционально-волевой сферы этих лиц является с одной стороны недостаточность тонких дифференцированных эмоций, с другой - преобладание аффектов. Эмоциональные переживания ограничены интересами, имеющими к ним непосредственное отношение. Чем сильнее выражена умственная отсталость, тем больше желаний, направленных на удовлетворение элементарных потребностей (утолить голод, избежать холода и т.д.). Они редко испытывают недовольство собой, сознание вины.

В то время как элементарные эмоции могут быть относительно сохранными, высшие эмоции, прежде всего нравственные, оказываются недоразвитыми и недостаточно дифференцированными. Преобладают главным образом непосредственные переживания, эмоции, вытекающие из конкретной ситуации и деятельности, актуальные только в данный момент.

Чувства олигофренов малодифференцированы, бедны. В случаях тяжелого поражения центральной нервной системы чувства однообразны, неустойчивы, ограничиваются двумя крайними состояниями (удовольствием или неудовольствием), возникают только при непосредственном воздействии того или иного раздражителя. Их переживания, привязанности обычно поверхностны и непрочны. При менее значительном поражении нервной системы в процессе развития сфера чувств значительно обогащается.

Степень эмоционального недоразвития находится в соответствии с глубиной интеллектуального дефекта и недостаточностью других компонентов психической деятельности и личности.

Признаки недоразвития в двигательной сфере. Недоразвитие психомоторики проявляется прежде всего в запаздывании и замедлении темпа развития локомоторных функций, в непродуктивности и недостаточной целесообразности последовательных движений, в двигательном беспокойстве и суетливости. Движения детей бедны, угловаты и недостаточно плавны. Недостаточность развития двигательной сферы особенно проявляется в тонких и точных движениях, жестикуляции и мимике.

Расстройства речи в большинстве случаев отражают глубину умственной отсталости. Медленное развитие речи иногда является выражением недостаточного развития моторики и неспособности владеть своими движениями. В таких случаях понимание речи начинается раньше, чем умственно отсталые лица начинают говорить (немота без глухоты). В других случаях недостаточность речи в большей степени связана с дефектом высших психических функций, чем двигательных. При достаточно развитой устной речи может быть недоразвита способность к чтению и письму.

Большинство начинают говорить после 4 лет. Даже при относительно хорошо развитой речи в анамнезе больных олигофренией обычно удается установить значительную задержку сроков ее развития (понимание, произношение отдельных слов, фразовая речь и т.п.). В случаях тяжелого поражения мозга связная речь вообще отсутствует. При более легких его поражениях наблюдается разной степени недоразвитие речи, больные располагают ограниченным запасом слов, но не владеют в достаточной мере фразовой речью. Словарь накапливается медленно и никогда не достигает уровня, который характерен для нормы. У многих детей-олигофренов бывает нарушена структура слова: они не договаривают окончаний, делают пропуски, искажают или заменяют звуки. Характерно неправильное смысловое употребление слов. Могут быть также такие дефекты, как косноязычие, дизартрия и т. п. Ослаблен контроль за собственной речью. Нередко страдает понимание речи окружающих; последнее в большей мере относится к детям с выраженной формой слабоумия.

Формирование личности умственно отсталых детей определяется не только степенью интеллектуального недоразвития и возрастом, но и условиями воспитания, обучения и другими факторами. Черты личности у пациентов с умственной отсталостью выглядят более ярко, чем у лиц с нормальным интеллектом: торпидные (тормозимые), эректильные (возбудимые), апатично пассивные, ленивые любители наслаждений, упрямо своенравные, безрассудно сопротивляющиеся, постоянно изумленные, упрямые проныры, коварные хитрецы, преданно навязчивые, самоуверенные резонеры, хвастливые краснобаи, вечно обиженные, агрессивные обвинители.

Уровень приспособления к социальным условиям больных олигофренией широко варьирует в зависимости от глубины дефекта. При легкой умственной отсталости больные неплохо разбираются в привычных житейских ситуациях и у них отмечается относительная сохранность практической ориентировки.