В изучении интеллектуального недоразвития принято выделять 3 периода.

Первый период — с середины прошлого до начала нынешнего века, характеризовавшийся попытками классификации интеллектуальной недостаточности.

Второй период — с начала XX в. до окончания второй мировой войны — период преимущественно описательный, который был ознаменован развитием подходов к определению количественной оценки степени задержки развития психики.

Третий период — с конца 40-х годов до настоящего времени — отличается интенсивным развитием исследований, направленных на изучение причин умственной отсталости. В этот период были уточнены многие биологические, главным образом генетические, факторы, приводящие к умственной отсталости, что позволило достичь и определенных успехов в ее профилактике.

Слабоумие как одна из форм психической неполноценности известно давно. В трудах философов и ученых древности — Платона, Гиппократа, Аристотеля, Пифагора (VII век до н.э.— III век н.э.) — делаются попытки раскрыть причины и наметить пути профилактики слабоумия.

Первое упоминание о детском слабоумии под названием стультиция (врожденная глупость) можно найти у Ф. Платтера (1536—1614). Однако в этот и более поздние периоды еще не было ясного представления о нарушениях психической деятельности у детей. Как отмечает Н.И. Озерецкий, «возможность психозов у детей попросту отрицалась, так как в то время полагали, что психоз может развиться лишь у взрослого человека, «изведавшего трудности жизни и роковое влияние страстей». В силу этого, а также элементарности и сравнительной простоты мозговых актов ребенок вполне гарантирован от психического заболевания».

В XVI — начале XVII века была известна только одна форма психического расстройства у детей, которая позднее была определена как кретинизм. По некоторым историческим данным, это было первое заболевание с выраженным слабоумием. Вскоре стало известно, что оно связано с нарушением функции щитовидной железы.

В XVIII веке психиатрия стала самостоятельной наукой, изучением слабоумных детей занимались главным образом врачи. Так, например, сущность психических болезней (как болезней мозга) изучалась французским психиатром Ф. Пинелем (1745—1826), открывшим новую эпоху в оказании помощи психически больным. От него ведет начало внедрение системы, отменяющей стеснительные меры для психически больных. Он первым выделил из группы психозов детское слабоумие и идиотизм. Он подчеркивал бесполезность работы с такими детьми.

В дальнейшем развитии учения о детском слабоумии следует особенно отметить роль французской психиатрической школы. Изучением, лечением и воспитанием умственно отсталых детей занимались такие представители этой школы, как Ж. Эскироль (1772—1840), И. Итар (1789—1870), И. Вуазен (1794—1872), Э. Сеген (1812—1880). Успех французских врачей был обусловлен тем, что лечебные мероприятия сочетались с умелой организацией специального обучения и воспитания умственно отсталых детей.

Одни врачи придерживались мнения о бесполезности работы с такими детьми. Другие врачи разрабатывали разнообразные виды педагогической работы со слабоумными детьми. Э. Сеген разработал сенсомоторный метод обучения,  дающий заметное продвижение в развитии.

Уже в начале XIX века некоторые врачи (Г. Рейль и др.) считали, что слабоумных детей не следует держать в психиатрических больницах, и обосновывали необходимость организации для них воспитательно-педагогических учреждений или специализированных интернатов.

Гуманные идеи французских врачей (лечебная помощь, но и разработка методов воспитания и обучения) получили распространение и в других странах. Появились энтузиасты — врачи и педагоги в Англии (Д. Конноли), Германии (В. Гризингер, Штецнер), Бельгии (Ж. Демор), США (Гоу). Необходимость осуществлять лечебно-педагогические мероприятия потребовала организации специальных учреждений типа приютов, пансионатов, санаториев преимущественно для детей обеспеченных родителей в порядке частной инициативы отдельными врачами и педагогами. Государственные учреждения были единичными.

Д. Бурневиль (1840—1910) дает классификацию слабоумия и применяет новый термин «имбецильность».

В первой половине XIX века Лезаж применяет к еще более легким случаям поражения интеллекта термин «дебильность».

Экскурс в историю  классификации детского слабоумия.

Эскироль (J. Esquirol, 1838) дал классификацию глубоких форм поражения интеллекта у детей. В основу предложенной классификации он положил два фактора: тяжесть поражения психической деятельности в целом и состояние речевой функции. Исходя из первого, он первоначально выделял две категории: идиотизм (сюда он относил и кретинов) и слабоумие. Эскироль считал необходимым различать случаи раннего (врожденного) и более позднего поражения мозга, предвосхитив более позднее разделение слабоумия на олигофрению и деменцию.

В дальнейшем основные классификации стали строиться на основе оценки глубины интеллектуального дефекта  (дебильность, имбецильность и идиотия).

Одной из первых, основанных на клинических критериях, классификаций была группировка форм психического недоразвития в зависимости от нарушений темперамента. Такую группировку предложил W. Griesinger (Гризингер) (1867), разделивший детей с врожденным слабоумием на апатичных и возбужденных.

Аналогичный подход продемонстрировал и W. Weygandt (Вуазен) (1915), который выделил 2 клинических варианта олигофрении и соответственно 2 типа больных: эретичные и торпидные олигофрены.

T. Meynert (1892) и D. Bournewille (1894) выдвинули анатомический принцип классификации олигофрении. Например, классификация Бурневиля, основанная на характере патологических изменений в структуре мозга идиотов.

По этиологическому принципу впервые классифицировать формы психического недоразвития стал В. Айрленд (1880), который выделял психическое недоразвитие травматического, воспалительного происхождения, а также вследствие дистрофических нарушений.

G. Jervis (1959) выделял физиологические и патологические формы, а патологические в свою очередь делил на эндогенные, вызываемые неблагоприятными наследственными факторами, и экзогенные, обусловленные инфекцией, интоксикацией. В последующем многие исследователи (A. Tredgold, 1956; G. Jervis, 1959; L. Penrose, 1959; C. Kohler, 1963; H. Bickel, 1976) подразделяли умственную отсталость на «первичную» (наследственную) и «вторичную» (экзогенную).

Термин «олигофрения» (малоумие) в 1915 г. ввел немецкий психиатр Э. Крепелин (E. Kraepelin, 1856-1926) как синоним понятия «общая задержка психического развития».  Он создал классификацию, исходя не только из возможностей обучения детей, но и главным образом этиологии, патогенеза, данных клиники. Э. Крепелин выделил понятие о детском слабоумии, он объединил все формы раннего поражения мозга в одну общую группу и дал ей название — олигофрения, а существовавшие в то время термины «идиотия», «имбецильность», «дебильность» предложил использовать как показатели степени олигофрении. Введенный термин «олигофрения» был призван также отграничить обозначаемое им врожденное слабоумие от слабоумия приобретенного — деменции.

Некоторые авторы в прошлом придавали большое значение в патогенезе олигофрении нарушению функции желез внутренней секреции.

Были попытки провести классификацию, исходя из социабельности олигофренов, т.е. их способности обеспечить свое существование. Блейлер подчеркивал важность учета степени социальной пригодности олигофренов. А. Н. Граборов считал главным самоокупаемость олигофренов. Современные американские авторы этот принцип считают основным.

Клинические данные о детях с нарушением умственной деятельности накапливались медленно. На первых этапах изучения каждый исследователь считал возможным, исходя из одного-двух признаков нарушения, строить свою классификацию.

Ряд авторов (Мнухин С. С., 1961; Певзнер М. С., 1966; Исаев Д. Н., 1976; Clausen G., 1966, и др.), стремясь установить зависимость между синдромами умственной отсталости и недоразвитием определенных структур мозга, в основу построения своих классификаций положили принцип корреляции клинических и патофизиологических данных. М. С. Певзнер (1966), например, выделяет 5 клинических форм олигофрении:

1) неосложненную форму без выраженных нарушений эмоционально-волевой сферы и без грубых выпадений функций анализаторов;

2) осложненную гидроцефалией;

3) сочетающуюся с локальными нарушениями слуха и речи, пространственного синтеза, двигательных систем;

4) с недоразвитием переднелобных отделов головного мозга;

5) сочетающуюся с поражением подкорковых структур мозга.

В предложенной М.С. Певзнер классификации учитываются этиологические, физиологические и клинические данные.

В нашей стране наиболее распространена классификация олигофрении, разработанная Г. Е. Сухаревой (1965, 1969). Г. Е. Сухарева в предложенной ею классификации учитывает три критерия: причинный фактор, время поражения (т.е. на каком этапе развития мозга подействовал патогенный агент), особенности клинической картины заболевания.

Примером классификации, построенной по возможности с нозологических позиций, является классификация, разработанная в Научном центре психического здоровья РАМН (А. В. Снежневский, 1983; А. С. Тиганов, 1999). В ней выделяются две основные группы психических заболеваний, включающие подгруппы: 1. Эндогенные, 2. Экзогенные

В последние годы у нас предложены и используются классификации Г. Е. Сухаревой, М. С. Певзнер. Имеются новые виды классификаций и в других странах. В настоящее время общепринятой считается международная классификация ВОЗ.

 

После Великой Октябрьской социалистической революции стало уделяться значительное внимание изучению здоровых и больных детей. В эту работу активно включились врачи, педагоги, психологи. Клиникой слабоумия занимались психиатры B.А. Гиляровский, Г.И. Россолимо, М.О. Гуревич, В.П. Кащенко, Д. И. Азбукин и другие.

В 30-е годы XX века начинает приобретать самостоятельное значение детская психопатология, что связано с деятельностью таких ученых, как Т.П. Симеон, Н.И. Озерецкий, Г.Е. Сухарева, Е.П. Осипова, В.П. Винокурова, В.П. Кудрявцева, С.С. Мнухин, М.С. Певзнер и другие.

На современном этапе продолжается изучение ряди проблем, связанных с дифференциацией различных форм умственной отсталости в детском возрасте. Так, например, вносятся некоторые уточнения в понимание двух основных форм слабоумия — олигофрении и деменции.

Вопросы, которые связаны с изучением детского слабоумия, отражены в ряде работ советских (Г. Е. Сухарева, М. С. Певзнер, О. Е. Фрейеров, М. Г. Блюмина, И. Л. Юркова, М.М. Райская, Д. Е. Мелехов, В. Ф. Шалимов, В. М. Явкин и др.) и зарубежных исследователей.

В своих работах авторы рассматривают вопросы этиологии, патогенеза и клиники олигофрении. Большое внимание уделяется в последние годы изучению малоизвестных форм олигофрении, связанных с влиянием патологической наследственности (хромосомные аберрации, дисферментозы). Возникает и ряд других вопросов. К ним, например, относится проблема усовершенствования клинической диагностики, трудоустройства и социальной реабилитации лиц с явлениями слабоумия.

Пути дальнейшего изучения проблемы слабоумия четко сформулированы Г. Е. Сухаревой, которая рассматривает их в трех аспектах:

1)        биологический  аспект    предполагает необходимость тесной связи детской психиатрии с такими смежными науками, как
эмбриология,  биохимия,  медицинская генетика, поскольку   достижения в области данных наук способствуют раскрытию патогенеза некоторых форм слабоумия;

2)        клинический  аспект    предполагает  необходимость  дальнейшего расчленения олигофрении,    представляющей сборную группу из различных по этиологии и патогенезу болезненных со
стояний, на отдельные клинические формы. При этом требуется
подробное изучение соматического состояния и психопатологи
ческой картины с использованием современных методов обследования    (патофизиологического,    биохимического,  серологического и др.).

В результате клинического обследования могут быть выработаны критерии отграничения олигофрении от временной задержки психического развития различной этиологии;

3)        аспект  социально-трудовой   адаптации  предполагает   необходимость разработки посильных для лиц с явлениями слабоумия трудовых рекомендаций.